У сельских тружеников

Произвести – не значит заработать,

– таковы реалии сегодняшнего фермерства

Посевная кампания в крестьянско-фермерском хозяйстве Н.А. Соколова идет полным ходом, и не удивительно, что в эту горячую пору застать руководителя в его рабочем кабинете нам не удалось, хотя предварительно и была договоренность о встрече на, как казалось в начале, удобное для него время. Но времени, как выяснилось уже на месте, у Николая Анатольевича нет совсем. Только что он на своем УАЗике-буханке привез механизатора после пахоты с поля, а здесь его уже ждут приехавшие покупатели зерна, да еще надо развести рабочих по хранилищам – такой ежедневный график в посевную у фермера. Вот и пришлось ему для беседы с нами пожертвовать своим обеденным перерывом, чтобы наша корреспондентская поездка в Чернево не оказалась напрасной.


– Сами видите, что происходит, – говорит на ходу, после краткого приветствия, руководитель КФХ. – Пока погода позволяет – все и везде надо успеть, а в сутках, к сожалению, только двадцать четыре часа. Не зря говорят, что один майский день год кормит, только как распорядиться этим днем поэффективнее – вот незадача. Приходится иногда присутствовать сразу в нескольких местах почти одновременно, что, по моему убеждению, является самым сложным аспектом в работе руководителя сельхозпредприятия. Ты и в поле, и в конторе, встречаешься с людьми, приехавшими по делам, и тут же ведешь переговоры по телефону о покупках или продажах, а связь у нас не везде работает, что доставляет порой лишние проблемы.

В настоящее время проблем у фермера, правда, хоть отбавляй. Плохое покрытие дальних территорий сотовой связью – просто неприятная мелочь, по сравнению с другими трудностями, первая из которых – нехватка рабочих рук. Людей, работающих в хозяйстве, с каждым годом все меньше. В прошлом году было десять человек, сейчас осталось восемь.

– По этой причине и пахотный клин пришлось уменьшить, и от озимых отказаться, – сетует Николай Анатольевич. – К сожалению, осенью осуществить все виды работ вовремя просто не успеваем. Что там говорить, даже с полей и то не все смогли собрать. По зерновым видовой урожай планировался не менее двадцати пяти центнеров с гектара, а в результате всех катаклизмов на круг получилось порядка шестнадцати. Здесь не прибавлять, а убавлять приходится.

К посевной этого года в фермерском хозяйстве Соколова все было заранее подготовлено: и семена, и техника, и ГСМ. В поле механизаторы выехали второго мая и на сегодняшний день, а наша встреча происходила двенадцатого мая, к посеву яровых из запланированных двухсот гектаров вспахали и закультивировали сто восемьдесят.

Картофель в этом году рассчитывают посадить на пятидесяти гектарах. Прошлогодний урожай этого корнеплода, а он составил порядка двухсот пятидесяти центнеров с гектара, позволил засыпать оба овощехранилища общей загрузкой в тысячу шестьсот тонн под завязку, даже не хватило места. Чтобы избежать подобной ситуации и иметь резерв в будущем, руководитель фермерского хозяйства планирует провести расширение овощехранилища в селе Деледино и тем самым увеличить общую вместимость хранилищ до двух тысяч тонн.

– Не знаю, стоит ли вообще что-то расширять, – говорит Николай Анатольевич. – У меня складывается впечатление, что мы, сельхозпроизводители, занимаемся никому не нужным делом и еще просим у государства какую-то финансовую помощь. Наша продукция, в принципе, никому не нужна, даже по себестоимости. Меня задевает за живое, когда приезжает какой-нибудь уроженец Кавказа с тремя классами образования и начинает тыкать пальцем и назначать мизерную цену, по какой он будет брать нашу продукцию. И ничего не изменишь. Не продашь ему, останешься вообще без гроша. Обидно, что перекупщики получают прибыль больше ста процентов, только купив и доставив товар, а мы, производители, вырастившие все, полив своим потом – имеем в итоге жалкие копейки. С высоких трибун по телевизору только и слышишь, что в сельское хозяйство вкладываются миллиарды рублей. А куда они деваются? Все достается, я убежден, большим агрохолдингам, а нам – так, по остаточному принципу, да и то только для поддержания штанов, как говорится. Я в этом году получил двести шестьдесят тысяч рублей несвязанной господдержки, и это для хозяйства – капля в море.

Уже не первый год мы слышим, что основная проблема аграриев – это сбыт своей продукции по приемлемым ценам. Если у них будет гарантия, что весь урожай они смогут реализовать, то, как мне кажется, и помогать-то им особо не надо будет, только не мешай. Тогда они сами все земли неиспользованные запашут и засеют без всяких приоритетных правительственных программ. А пока, послушав руководителя фермерского хозяйства, понимаешь, что картина в этой отрасли складывается совсем обратная.

– Вот как я могу что-то планировать, – возмущается Николай Анатольевич, – когда всю осень и зиму картошка продавалась по цене от пяти с половиной рублей до семи с половиной рублей за килограмм, и это при себестоимости в семь рублей. Только в марте цена более- менее стала подниматься, когда уже все продано почти за бесценок. И не продавать нельзя: каждый месяц надо платить налоги, зарплаты, кредиты, за электроэнергию. Казалось бы, оставляй все продажи до весны и будешь с прибылью, а где гарантия, что не получится, как в прошлый сезон, когда цена на картофель и весной не поднялась. Вот мы сейчас и выбираем из семенного фонда картошку покрупнее, чтобы продать по хорошей цене, и тем самым выйти из минуса хотя бы в ноль. О каких-то прибылях пока говорить просто не приходится. Сейчас началось время основных затрат, а до следующего урожая еще далеко, и как там дальше все будет в наш век дикого капитализма – никому не известно.

По всему видно, что не нравится фермеру созданная в нашей стране модель рыночной экономики, так больно бьющая по сельхозпроизводителям, однако он и с себя ответственности тоже не снимает. Убежден Николай Анатольевич в том, что по-новому работать все-таки фермеры пока еще не научились, а чаще всего просто не хотят. По его словам, думать сейчас надо тоже по-другому – не уповать на старые советские догмы, а искать что-то новое, перспективное, только опять все упирается в кадры. Не с кем фермеру по-новому работать, по-старому и то не все получается.

– У меня на данный момент осталось три механизатора, – продолжает разговор глава крестьянско-фермерского хозяйства. – Сергей Александрович Крылов, Евгений Михайлович Становов да Евгений Викторович Суворов, а тракторов двенадцать штук. Вся техника отремонтирована и исправна. Чтобы не перецеплять по несколько раз навесное оборудование и агрегаты с одного трактора на другой, мы используем сменный график работы, который начинается с пяти часов утра и продолжается до девяти часов вечера. В процессе я меняю одного тракториста на другого, чтобы не было уставания от такой однообразной работы.

Всем механизаторам я благодарен за их нелегкий труд и стараюсь их поддерживать, но возможности у меня не безграничны. Зарплату в пятнадцать-двадцать тысяч в месяц, конечно, плачу вовремя, а вот прибавить пока не из чего. Таких денег, какие зарабатывают на вахтах, я платить не могу, хорошо, что пока еще это имеем.

Как дальше жизнь сложится – время покажет. Жаль одного, что будущего у деревни я пока не вижу ни в каком формате, молодежи на селе совсем не осталось. Поэтому деревни наши умирают, невзирая ни на какие потуги правительства, а людям, оставшимся жить и работать в деревне, по-моему, надо в ноги кланяться и молиться на них, как на святую икону. Все эти понятия к народу когда-то придут, только не было бы поздно, – подытоживает наш разговор Н.А. Соколов.

С. МОРОЗОВ На фото на с. 1: механизаторы Крылов С.А. и Становов Е.М.

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"