C высоты прожитых лет

Здесь жизнь кипела, а теперь...

Красново, Стояново, Слобода… Пока закипает молоко на плите, наша собеседница Тамара Ивановна Чистякова, жительница деревни Бикалиха, перечисляет опустевшие в округе деревни. «Так ведь залесело всё, – вторит ей Елена Берёзкина – «соседка» из Пупцева – и шутит: зато за грибами ходить теперь хорошо!» С самого начала понятно, что разговор нам предстоит не очень-то весёлый.


«Пока мы живы –

деревня жива»

Какой уж тут позитив, если оставшихся местных жителей можно по пальцам пересчитать? Вот буквально через пару дней и сама Тамара Ивановна уедет к детям на зиму – по возрасту и состоянию здоровья она уже не может одна управляться дома. Останется в Бикалихе из «коренных» одна Анна Ивановна Пименова. Только из её печной трубы в зимнее небо взовьётся дымок как символ того, что жива ещё деревня.

Однако, несмотря ни на что, запустения здесь мы не заметили. Скорее – отчаянные попытки сохранить Бикалиху от занесения в списки опустевших и «залесевших». «Деревья сажаем, – рассказывает Тамара Ивановна, – сосны, вот, например… (очень красиво смотрится небольшая сосновая аллея, сами видели, когда подъезжали, – примечание автора.) А ещё – кедр из Сибири. Дети, где бывают, оттуда и привозят саженцы. Вот нынче привезли лиственницу, тую. Садим цветы на самом солнечном фасаде. Стараемся, чтобы было красиво и уютно, выкашиваем траву не только возле своего дома, а везде, где возможно».

Старушка говорит, что в планах – рядом с домом беседку поставить, качели смастерить. А колодец, что неподалёку, дети нынче сами вычистили и купили на собственные средства пятнадцать бетонных колец, чтобы ремонтировать. Установлен насос, вода проведена в дом.

«А напротив сын мой, Игорь, дом строит, – рассказывает Тамара Ивановна. – Баню выстроил на первом этаже, на втором этаже – жилую комнату. Пока мы живы – деревня жива».

Зимой

округа замирает

И всё-таки, если уж смотреть правде в глаза, то и наша героиня, и её дети в Бикалихе не круглогодично. Хоть и наведываются сюда во все сезоны, но постоянно не живут. Точно так же и в соседних деревнях. На зиму округа замирает, если можно так выразиться. Тамара Ивановна сама подтверждает это: «У нас тут живут медведи… Даже лежбище их мы видели, и их самих: ходят медведь с медведицей и медвежонком и ещё медведь-одиночка. Упитанные такие.. А в Больших Дельках из постоянных жителей один парень – Сергей Митрофанов. Туда дачники приезжают из Москвы, так один рассказывал как-то: «Еду по деревне на машине, а на дорожке волчонок сидит и не боится! По огороду бегают зайцы, лису видел – по тропинке идёт: смотрим друг на друга…» В общем, живут рядом с нами звери вместо людей…»

Умели и работать,

и веселиться

А ведь когда-то здесь жизнь кипела, поэтому неудивительно, что Тамара Ивановна с такой болью говорит о сегодняшнем дне и уводит свой рассказ в прошлое: «Если бы молодость знала, если бы старость могла… – приговаривает она. – Умели мы и работать, и веселиться умели. Картошку выращивали, зерновые, сено косили и сдавали на сенопункт. Всё сдавали: яйца, мясо, шкуры. А теперь что: телёнка зарежут – шкуру за забор».

«А как веселились после работы, – вспоминает Тамара Ивановна. – Сергей Осипов «заливался трелями», начинали петь с Советской улицы, потом подхватывала Пролетарская, Колхозная – всё Молоково пело вечерами! А ещё в клуб, помню, ходили на немое кино…

Под руководством Нины Михайловны Соболевой, секретаря комсомольской организации, молодёжь начинала строительство районного Дома культуры. Ездили в Покров, очищали поля от камней и закладывали одновременно фундамент нового здания. Два года строили, а потом сделали торжественное открытие – сами организовали первое чаепитие и танцы. Играл Алексей Алексеевич Веншау – отличный был баянист!»

Брать больше

и кидать дальше

Наша собеседница – уроженка Молокова. Выучилась сначала на фельдшера в Кашинском медицинском училище, потом – на учителя химии и биологии в Калининском пединституте, а позже – и на врача биохимика-клинициста. В Молоковской центральной районной больнице начинала акушеркой и «выросла» до заведующей лабораторией. Конечно же, многие у нас в районе знают и уважают и её саму, и её ныне покойного мужа Юрия Ивановича Чистякова, бывшего первого секретаря райкома партии. «У нас появилась квартира в областном центре, когда мужа перевели туда работать, – вспоминает Тамара Ивановна. – В Калинине мы прожили шесть лет. А потом начались лихие девяностые годы, которые порушили всю нашу страну».

В эти самые пресловутые девяностые семья Чистяковых и приняла решение ехать в деревню – выписались с комфортабельной квартиры и отправились в Бикалиху Молоковского района. Так надо было, так были воспитаны: село умирает, значит надо его спасать. Причём, так поступили не они одни. Она перечисляет: в Воскресенское переехала чета Лебедевых, Бредихины, в Пупцево – москвичи Гогины, Дёмины, Спельманы из Тбилиси.

Тамара Ивановна, имея два высших образования, работала пастухом и не видела в этом ничего зазорного, поднимала лён, помогала выбирать картофель из буртов, а осенью – собирать урожай. «Тут вовсе не образованность ценилась, – говорит она, – а умение больше поднять и дальше бросить!» Семья завела коз, телёнка, поросят, пчёл, вручную обрабатывали огород. И помимо всего этого, наша героиня – раз уж врач по образованию – лечила всю округу, как могла, на безвозмездных началах.

Земля прокормит

Теперь же, видя, как рушатся без хозяев избы в той деревне, которую когда-то собственноручно «поднимали», у старушки слёзы на глаза наворачиваются. Дом, в котором она нас встретила, выстроен заново после пожара. Сюда летом съезжается очень много народу – жарят шашлыки, поют песни, и тогда сердце её радуется. А осенью наступает затишье, и Тамара Ивановна просит: «Вы уж напишите, пожалуйста, пусть не боится молодёжь в деревне жить, пусть приезжают. Ведь земля, она прокормит». Вот и о необычной технологии выращивания картофеля нам поведала, мол, расскажите старикам, им это пригодится: разложить картофель прямо на невспаханном поле с интервалами, как обычно при посадке, а сверху укрыть его скошенной травой слоем сантиметров в двадцать. В течение лета ничего не нужно делать: ни полоть, ни боронить, ни окучивать – только ещё раза три подкладывать сверху скошенной травы поверх той, что уже есть. Таким способом нынче пробовали выращивать картофель её дети. Результат превзошёл все ожидания: с двух кустов – большой бак картошки.

* * *

Чего только не посоветовала наша собеседница для того, чтобы жизнь в глубинке наладилась: и работать в колхозе хотя бы в перерывах между «вахтами» в городе, и выращивать гречиху на молоковских полях, как встарь… Всё приговаривала: «Надо обязательно что-то придумать…»

…Только думать надо не бабушке, а нам и нашим детям. Их поколение было воспитано на слове «надо». Какое ключевое слово для нас, переживших развал союза, трудно сказать. И осуждать в этой ситуации кого-либо сложно. Никто не спорит, что в деревне хорошо… жарить летом шашлыки. А чтобы действительно возродить здесь жизнь, наверное, одного бешеного энтузиазма недостаточно.

М. БЕЛЯКОВА Фото В. ГАШКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"