Подвиг пламенных сердец

Накануне празднования юбилея Победы мы сообщили читателям о сенсационной находке украинского краеведа Леонида Александровича Игнатенко. Опытный поисковик обнаружил в Центральном архиве Министерства обороны РФ наградные листы лётчиков, совершивших в годы войны, как выяснилось, единственный в истории мировой авиации двойной огненный таран. Один из героев, направивших свои подбитые самолёты в немецкую механизированную колонну, – наш земляк, уроженец деревни Турово Фёдор Васильевич Большаков.

Сегодня мы публикуем статью Л.А. Игнатенко, в которой, ссылаясь на документы, он рассказывает о героях-лётчиках, о подвиге которых до сих пор не было известно.

Огненным тараном принято называть боевое поражение летчиком наземного объекта противника ударом корпуса летательного аппарата. Как правило – ценой своей жизни. Это последняя возможность пилота нанести максимальный ущерб врагу на теряющем управление самолете, пораженном средствами ПВО. Всего известно более двухсот таких актов самопожертвования советских авиаторов во время Великой Отечественной войны. О подвиге же двух военных летчиков – младшего лейтенанта А.П. Карпова и старшего лейтенанта Ф.В. Большакова из 298-го ИАП, которые сознательно, с интервалом в несколько секунд, направили один за другим свои подбитые, объятые пламенем И-16 в немецкую колонну с живой силой и техникой, широким кругам общественности ничего не было известно, вплоть до настоящего времени.


Пролог

298-й истребительный авиационный полк, как и ряд других авиационных частей, был сформирован по приказу Ставки на Южном фронте – в Вознесенске под Николаевом уже в ходе войны. Его командным костяком стала небольшая группа кадровых летчиков ВВС, к числу которых принадлежали и герои данного рассказа. Основной же летный состав состоял из молодых пилотов, прибывших из Качинской военной авиационной школы, – им еще предстоял долгий и тернистый путь совершенствования мастерства летчиков-истребителей. К началу июля 1941 г. полк под командованием майора А.П. Прудникова был полностью сформирован и начал учебно-боевые полеты.

С 19 июля 1941 г. летчикам полка были поставлены боевые задачи по прикрытию с воздуха городов Вознесенск, Запорожье, Днепропетровск, а также штаба ВВС Южного фронта. Опытные командиры звеньев и эскадрилий вступили в воздушные бои с противником, прикрывая железнодорожный мост через реку Южный Буг, который немцы старались разрушить. Молодежь хоть и рвалась в воздушные схватки, но ее боевой пыл осаждали и продолжали обучать на земле и в воздухе тому, что необходимо на войне.

Боевой счет уничтоженным немецким самолетам открыли в этот период майор М.А. Булгаков (31.07.41 г. – Ю-88), мл. лейтенант А.П. Карпов (01.08.41 г. – Ю-87, 05.08.41 г. – Ме-109), ст. лейтенант А.А. Чайка (05.08.41 – Хе-126), лейтенант Л.П. Шорохов (05.08.41 г. – Ме-109).

5 августа 1941 г. полк понес первые тяжелые потери: во время вражеского налета на аэродром был сбит в воздушном бою лейтенант Л.П. Шорохов, а майор М.А. Булгаков погиб при взлете с полевого аэродрома «Мартыновский» близ Вознесенска из-за отказа двигателя.

Шаг в бессмертие

Вот в такой обстановке летчики уже сформированного 298-го авиационного полка, летавшие на легких маневренных истребителях И-16, вступили в бой. Им ставили задачи вести борьбу не только с воздушным, но и с наземным противником, уничтожать на земле его живую силу и технику. Эффективность штурмовых действий авиации неоспорима и сомнений не вызывает. Однако опасность такого рода боевой деятельности для пилотов, летавших на не защищенных броней самолетах, была слишком очевидной. Но в тяжелое для страны время летчики мало думали о собственной без-опасности. Они больше заботились о том, чтобы нанести противнику наибольший урон. Помогая истекающим кровью наземным войскам, летчики-истребители делали по несколько боевых вылетов в день на штурмовку наземных целей. Что и говорить – мера вынужденная: выпуск самолетов-штурмовиков Ил-2 в то время еще только начинался и не был таким массовым, как в последующие годы войны.

7 августа 1941 г. под вечер полк получил приказ: направить все готовые к вылету истребители в район 60-70 километров севернее Вознесенска и нанести штурмовой удар по обнаруженной там механизированной колонне противника. Семерку И-16 возглавил командир полка майор А.П. Прудников. Летчики быстро обнаружили колонну, и после первой же атаки на земле запылали автомашины; повторные атаки были столь же эффективными. На аэродроме возле Николаева с нетерпением ждали возвращения товарищей. Через час на горизонте показались только пять самолетов. Они приземлились и стали в капониры. В раскаленной августовской тишине застыл немой вопрос – что с остальными?

Документальное подтверждение подробностей того отчаянного штурма более чем 70-летней давности я нашел в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, что в г. Подольске Московской области. Именно там хранятся бесценные свидетельства подвигов воинов РККА во время Великой Отечественной войны.

Из наградного листа:

«…Командир звена 1-й авиаэскадрильи 298 ИАП мл. лейтенант Карпов Африкан Петрович, 1915 г. р., русский, в РККА с 1931 г., … 07.08.1941 г. при повторном налете на Вознесенск, Арбузинку при атаке на цель мотомехколонны противника в дер. Арбузинка был подожжен огнем ЗА и ЗП и, не выходя из пике, врезался в строй мотомехколонны противника. Ходатайствую о представлении мл. лейтенанта т. Карпова к награждению боевой правительственной наградой – орденом Ленина. Командир 298 ИАП майор Прудников, батальонный комиссар Загуменов. 08.08.1941 г., г. Николаев».

Из наградного листа:

«…Командир 3-й авиаэскадрильи 298 ИАП ст. лейтенант Большаков Федор Васильевич, 1913 г. р., русский, в РККА с 1931 г., …07.08.1941 г. при повторном налете на мотомехчасти противника в Вознесенске и Арбузинке при атаке колонны в дер. Арбузинка был подожжен огнем ЗА и ЗП и, не выходя из пике, врезался в колонну противника. Ходатайствую о представлении ст. лейтенанта т. Большакова к награждению боевой правительственной наградой – орденом Красного Знамени. Командир 298 ИАП майор Прудников, батальонный комиссар Загуменов. 08.08.1941 г., г. Николаев».

Постановлением Военного Совета Южного фронта №016/н от 05.11.1941 г., утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15.12.1941 г., ходатайство командования полка было удовлетворено – мл. лейтенант А.П.Карпов и ст. лейтенант Ф.В.Большаков награждены орденами Ленина и Красного Знамени соответственно (посмертно).

Эпилог

С позиций сегодняшнего дня можно только предположить, какая драма разыгралась тогда над Арбузинкой и какой нелегкий выбор пришлось сделать двум русским летчикам в течение нескольких секунд. Приняв убийственное для себя и противника решение, они в последний раз проявили свое безупречное летное мастерство…

Причиной несправедливого, однако, не умышленного забвения этого уникального и единственного в своем роде подвига стал очевидный объективный факт: к 1945 году прямых участников того боевого вылета – свидетелей величайшего взлета человеческого духа – в полку уже не осталось. Мало сохранилось и полковых документов за начальный период войны. В 1941 году, в условиях быстро меняющейся обстановки, делопроизводство велось нерегулярно, многие штабные документы были уничтожены из-за угрозы окружения. В беспощадных фронтовых буднях в неприкосновенности сохранились только наградные документы летчиков – они благополучно ушли в вышестоящие штабы и, пройдя положенный им длительный круговорот, заняли место на полках архивных хранилищ ЦАМО СССР (РФ). Вот и получилось, что письменных свидетельств подвига в полку не осталось, а вживую о легендарном подвиге летчиков-истребителей могли рассказать лишь немногие из ветеранов полка. Однако сами они прямыми свидетелями подвига не являлись, из-за чего их редкие, скромно прозвучавшие после войны печатные воспоминания не могли иметь какой-либо юридической силы.

А вот постановление Военного совета Южного фронта (с приложенными к нему наградными листами, выдержки из которых приведены выше), долгое время хранившее тайну подвига – это уже официальный юридический документ. На сегодняшний день он является единственным из письменных, абсолютно неопровержимых доказательств двойного огненного тарана. Документ этот заверен подписями командующего войсками Южного фронта генерал-полковника Черевиченко, членов Военного совета фронта – дивизионных комиссаров Рябченко, Корниец, Задонченко, Бородина, командующего ВВС фронта генерал-майора Вершинина, военного комиссара ВВС – бригадного комиссара Алексеева. Излишне напоминать, что в то время содержание подобных документов многократно проверялось соответствующими компетентными органами.

Как выясняется, этот двойной огненный таран является единственным в истории мировой авиации!

В канун 70-летия Победы семья Фёдора Васильевича Большакова – дочь Лариса Федоровна, проживающая ныне в г. Туапсе Краснодарского края, которая считала отца «пропавшим без вести» на протяжении 74-х лет, внук, четверо правнуков и двое праправнуков узнали о беспримерном подвиге близкого им человека. Они встретили это известие, что называется, со слезами на глазах…

Леонид ИГНАТЕНКО

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"