22 июня – День памяти и скорби

И в каждом письме: «Я вернусь!»

Завтрашняя дата вот уже семьдесят четыре года болью отзывается в сердцах. Начало Великой Отечественной войны. 30 миллионов советских граждан погибло, десятки, сотни тысяч содержались в концлагерях и страдали от голода в тылу, годы послевоенной разрухи унесли немало человеческих жизней. Это был урок, позволивший мировому сообществу понять, что война не может быть благом – независимо от того, кто и почему её начинает.


А сколько наших земляков ушли защищать Родину и не вернулись! Сколько семей лишились отцов, мужей, братьев, а многие – даже самой возможности чтить память о них, ухаживая за могилой, ведь формулировка «пропал без вести» лишала и этого.

Вот и наша односельчанка Нина Дмитриевна Петрова почти семьдесят лет не знала, где похоронен её родной дядя – брат матери – участник Великой Отечественной Николай Фёдорович Соболев.

В её памяти дядя навсегда останется самым лучшим – тем, кого и родители, и учителя всегда ставили в пример младшим родственникам. Пусть недолго ей довелось с ним общаться, а со дня гибели прошли десятилетия, наша собеседница рассказывает о Николае Фёдоровиче с трепетом, едва сдерживая слёзы.

«Родился дядя в 1925 году, – говорит Нина Дмитриевна. – В сорок третьем он досрочно окончил девять классов, получил аттестат о среднем образовании, и его направили в город Горький. Там он полгода учился в зенитно-артиллерийском училище, а потом отправился на фронт…»

К сожалению, не сохранилось уже тех писем, что Николай писал домой, а их, по словам племянницы, было очень много. О чём они? Разве вспомнишь, спустя столько лет…

Да и не столь важно, наверное, для родных было тогда их содержание, как сам факт получения весточки, дающий надежду на то, что их близкий человек вернётся домой живым. Письма получали часто и радовались этой единственной связующей ниточке.

И всё-таки во всех посланиях с фронта от Николая неизменной оставалась мысль: «Я вернусь!» Он мечтал непременно вернуться и сделать всё возможное, когда кончится война, чтобы жизнь родственников наладилась. «Мы ведь с младшим братом без отца росли, – вспоминает Нина Дмитриевна. – Николай нам был, по сути дела, за отца. Он очень нас любил, водил везде с собой. А дома – каким работящим был! Всё по хозяйству делал. И в школе наша учительница Анна Анфилофьевна Талызина всегда его хвалила, говорила, что все его сочинения у неё хранятся, «красной ленточкой перевязанные». Способным был очень, наверное, в бабушку. С фронта писал, что после войны получит достойное образование и устроит нашу жизнь, чтобы всё у нас было, как у людей, чтоб ни в чём не нуждались…»

Потом пришла похоронка, а вслед за ней – вторая. Информация в них отличалась, и было не понятно, чему верить, и верить ли вообще… «Мать Николая, когда узнала о его гибели, оглохла, – Нина Дмитриевна вспоминает, как это было, и слёзы появляются на её глазах. – А потом пешком отправилась в Мышкин к ведунье. «Ну что, пришла сына искать? – спросила та сразу же с порога. – Так я покажу тебе, где он погиб: вот в этих горах…»

Нина Дмитриевна не может сказать, как это всё происходило, каким образом её бабушка увидела «горы» в избушке старой знахарки, но, спустя многие годы, понимает, что предсказательница была права. Дочь Елена отправила запрос в Министерство обороны, чтобы узнать место захоронения Николая Фёдоровича, и в марте нынешнего года пришёл ответ. «Соболев Николай Фёдорович, рядовой, 1925 года рождения, погиб 17 апреля 1945 года. Высота 408, Австрия, возле города Санкт-Пёльтен». Высота эта находится в 60 километрах от Вены. Похоронен наш земляк в братской могиле, за которой, как заверили родственников австрийцы в телефонном разговоре, осуществляется постоянный уход. В любое время, если появится финансовая возможность, они смогут приехать туда и навестить погибшего воина, чья жизнь хоть и оборвалась на заре юности, прошла не напрасно.

М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"