25 марта – День работника культуры

Музыкант, художник, педагог…

Нести культуру в массы сможет только тот человек, от которого исходит внутренний свет. Ну, согласитесь, ведь ни для кого не ново: зажечь других способен лишь тот, кто сам горит. Идеальный вариант – дипломированный специалист, а в условиях нашей глубинки – счастье, что есть местные самородки, самостоятельно постигшие азы искусств, действующие, как говорится, по наитию.


Музыкант, художник, многогранная творчес-кая личность – Юрий Яковлевич Нечаев. Кто бы мог подумать, что он, уже восемь лет преподающий в художественном отделении детской школы искусств, в юности учился на физмате? Физик и лирик, оказывается, могут вполне органично сочетаться в одном человеке.

Давно ли он в сфере культуры? Да, собственно, с самого детства! С тех самых пор, как, будучи простым одесским школьником, пел в хоре. В Одессе он прожил не один десяток лет, а потом всё-таки вернулся на родину – и сейчас констатирует: где родился, там и пригодился. Яркое воспоминание – поездка в Индию со школьным хором, в то время побеждавшим в конкурсах всевозможных уровней, под руководством учителя музыки. Для мальчишки-четвероклассника это было что-то невероятное. Сама Индира Ганди аплодировала советским детям, среди которых был и Юрий.

А в студенческие годы увлечение музыкой стало и неплохим способом зарабатывания денег. В составе вокально-инструментального коллектива он по ночам играл на гитаре в одесском ресторане что-то в стиле джаз, блюз, да и просто по просьбам посетителей, в итоге имея рублей по триста дохода в месяц, по тем временам – неплохие деньги.

Может быть, именно музыка, которой он хоть официально нигде и не учился, но на самом деле по крупицам учился всю жизнь, и стала бы его призванием, если бы не травма. Локтевую чашечку на левой руке ему собирали, как мозаику, из мелких осколков. Видимо, были задеты нервы, и играть на гитаре так, как он стремился, стало трудно… И всё-таки это не значит, что на музыке был поставлен крест. На местной сцене его всегда рады видеть.

А сейчас он учит детей рисовать. Да, не имея при этом «корочки» о педагогическом образовании, но, тем не менее, не являясь и на этой стезе абсолютным профаном.

Труды Сухомлинского, Макаренко и других известных педагогов известны Юрию Яковлевичу не понаслышке. По его мнению, техническая сторона живописи – не самое главное, превыше всего для каждого человека – оставаться человеком. На своих занятиях он беседует с детьми, уча их не только рисовать мир, но и видеть, слышать, чувствовать красоту. Признаётся, что за эти годы и сами дети многому его научили.

Сторонние наблюдатели часто говорят ему: «Ваши ученики копируют Ваш стиль в живописи», на что он отвечает, мол, учит только тому, что сам понимает и умеет. В принципе, было бы странно, если бы происходило иначе. У каждого в жизни должен быть тот, на кого ты хочешь быть похожим, за кем будешь повторять, дабы научиться тем вещам, в которых преуспел наставник. А лучшая похвала для художника, по мнению Юрия Яковлевича, – восторженный возглас человека, смотрящего на картину. Эти «ого!», «ух!» и тому подобные междометия гораздо более искренни, чем какие-то словесные формулировки. Кстати, его ученики – а их здесь семнадцать – могут похвастаться, что нередко слышат такие похвалы в адрес своих творений.

Пусть он не профессиональный педагог, но детям с ним интересно. Кто знает, почему? Может, потому, что не давит, как это обычно делают взрослые, своим авторитетом, или потому, что не ставит себя выше них, в каждом стараясь разглядеть личность? Или потому, что работает с вдохновением?

Кстати, о вдохновении наш собеседник рассуждает так: «Вот представьте себе камин. В нём тлеют дрова, рядом с ним тепло. Камин – это искусство. Желание погреться у этого камина и есть вдохновение, желание творить». Пожалуй, он и сам для своих учеников – что-то наподобие камина, к которому они приходят греться, а потом, набравшись этого тепла, отдают его своим рисункам.

М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"