8 марта – Международный женский день

Женское царство, семейное государство

Часто ли вам, уважаемые читатели, приходилось встречать отцов, которые искренне, положа руку на сердце, признались бы: «Я рад, что у нас в семье одни девчонки, и никого мне больше не надо!»? А вот Евгений Пронин очень рад, что у них дома такое «женское царство»: жена Наталья и четыре дочери. Всех их он завтра от души поздравит с Восьмым марта. А они будут радоваться папиному возвращению с вахты. Обычная семья, где есть свой уклад, где все любят и поддерживают друг друга.

Когда видишь всё это семейство вместе, даже мысли не возникнет, что чем-то они отличаются от тысяч других родных друг другу людей. Дело в том, что их родство, оно, наверное, больше, чем кровное. Трое из четырёх дочерей здесь – приёмные, но разве это чувствуется в чём-то со стороны? Ни в разговорах, ни в поведении, ни даже во взглядах – ни в чём. Они вместе – и точка. На всю жизнь.


«Отвоевала» себе сестру

«Наша дочь Настя сидела за одной партой с Ксюшей, девчушкой из реабилитационного центра, – рассказывает Наталья. – Она сначала говорила нам, что Ксюша очень хочет, чтобы у неё была своя семья, а потом предложила, чтобы мы её взяли к себе».

Спешить с принятием такого ответственного решения было, конечно, нельзя. Девочку сначала стали, с разрешения органов социальной защиты, брать в семью «в гости», а потом родная дочь, четвероклассница, стала всё настойчивее уговаривать родителей, с недетским упорством убеждая их в необходимости оставить Ксюшу у себя. Были и слёзы, и обиды, и бойкоты, в то время как мать пыталась объяснить дочери всю серьёзность ситуации: «Настя, ведь эта девочка – не игрушка. Мы не сможем вернуть её обратно, если нам не понравится, она останется с нами навсегда».

Растолковывая дочери все «за» и «против», мать внутренне боролась с собой. «Я воспитывалась в семье одна, – говорит Наталья, – поэтому, если честно, считала себя эгоисткой». Ей самой, даже спустя годы, трудно осознать, как вышло, что их семья стала столь многодетной, как что-то постепенно изменилось в её мироощущении и отношении к жизненным ценностям.

Сейчас девчонкам – Насте и Ксюше – уже по пятнадцать лет, и они до сих пор – не разлей вода.

Настя даже не представляет, как всё было бы в её жизни, не будь у неё сестры, которую она сама себе «отвоевала». А родители стараются ровно относиться к обеим девчонкам, чтобы им в равной мере хватало как душевного тепла, так и материальных благ. Пережив кризисные девяностые, когда приходилось ущемлять себя во всём, Наталья и Евгений всеми силами стремятся, чтобы их девчонки ни в чём не нуждались, чтобы всего у них было вдоволь. Хотят скутер – есть скутер, хотят золотые украшения – есть и они.

Наталья признаётся, что всегда чувствовала и чувствует, как Ксюша благодарна ей за всё, говорит, что та никогда не была «трудным» ребёнком. Сейчас они – по сути, близкие подруги, могут поговорить по душам на любую тему.

Где две, там и четыре

Настя и Ксюша – уже, можно сказать, взрослые, самостоятельные девушки, а три года назад семья Прониных вновь пополнилась. Наталья и Евгений решили принять ещё двух девчушек: Алину (ей сейчас одиннадцать) и Дашу (ей восемь). Ездили за ними в Зубцовский дом-интернат. Алина и Даша – родные сёстры, поэтому решено было их не разлучать.

Они, как и Ксюша в своё время, сразу, с первых дней стали называть Наталью и Евгения мамой и папой, вот только к цивилизованной жизни привыкли не сразу. Не понимали, что такое игрушки, стараясь разломать. Не ели фрукты, так как не видели их раньше, отказывались от супов как от незнакомой пищи. Да и со здоровьем были проблемы. Постепенно всё пошло на лад. Учатся в школе хорошо, вот только с дисциплиной, по словам Натальи, – не очень, но это дело поправимое, постепенно тоже наладится. Главное, что дома они чувствуют себя комфортно. Словом, всё как в любой семье, и если игрушки разложены везде и всюду – это не бардак, как кому-то может показаться, это счастье.

Не ради денег…

Затрагивать тему о материальной стороне вопроса даже как-то неудобно. Когда видишь, как материнское сердце готово принять чужих детей, как своих, как малыши, настрадавшись, становятся родными и любимыми… И всё-таки. «Если не «шиковать», – комментирует Наталья, – пособия хватает на детские нужды». Плюс вознаграждение приёмным родителям – это, конечно, не такой уж большой стимул для того, чтобы взять ребёнка в семью и ответственность за его жизнь и здоровье переложить на собственные плечи. Плюс ежемесячный отчёт с предоставлением товарных чеков за всё приобретённое для ребёнка на его пособие – это в какой-то мере, по мнению многих, даже унизительно, особенно в свете того, что чаще всего средства расходуются гораздо большие, чем выделяются государством. Все, кто становится приёмными родителями, скорее всего, руководствуются не корыстью, а совсем другими принципами, и у каждого они – свои.

P.S. Совсем скоро семья Прониных будет принимать участие в конкурсе на присуждение ежегодной премии «Семья-2014», учредителями которой являются Тверской благотворительный фонд «Доброе начало» и Тверская Митрополия. Давайте все вместе пожелаем им удачи.

М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"