21 февраля – Международный день родного языка

Говорить, думать и поступать по-карельски

В мире насчитывается несметное количество языков: по некоторым оценкам – около 6 тысяч. Каждый является инструментом отражения национальной культуры, развития и сохранения духовного и материального наследия. Язык каждого народа самобытен и отражает менталитет и традиции нации. Признание и уважение всех языков позволяет сохранить мир между народами. С 1999 года по инициативе Генеральной конференции ЮНЕСКО во всем мире 21 февраля отмечается Международный день родного языка как напоминание о необходимости содействия развитию многонациональности языковой культуры, ее разнообразию и многоязычию.


Наш район населяют люди многих национальностей: русские, армяне, грузины, чеченцы и другие. В этом ряду, пожалуй, особое место занимают карелы. Этой национальности как таковой у нас до недавнего времени, вроде бы, и не существовало вовсе. В графе «национальность» в советский период все местные карелы указывали «русский», дабы не подвергнуться гонениям и унижению. «Я лично, когда училась на педагога, боялась кому-либо сказать, что я карелка», – признаётся жительница деревни Карельский Городок Людмила Николаевна Буллякова. В канун Дня родного языка мы беседуем с ней, её свекровью Анной Васильевной Булляковой и сватьей Ниной Николаевной Степановой.

Продолжая тему гонений, Нина Николаевна рассказывает: «В нашей деревне карелы сейчас живут даже не под своими фамилиями. Им пришлось в советские годы поменять паспорта. Например, род Микошан стали Кутузовыми, Будизейн – Будиковыми, Папоркан – Ершовыми, Иллёйн – Столяровыми. Вот, наверное, только Саулины Александр Николаевич и Зинаида Николаевна сохранили написание своей фамилии, только произносится она теперь с ударением не на первом слоге, как должно быть по-карельски, а на втором». Наши собеседницы предполагают, что Саулины – самая старшая в районе исконно карельская семья.

Многое из своего культурного наследия наши местные карелы утеряли за те годы, когда их практически заставляли забыть, кто они такие. «Со временем почти все «обрусели», – говорят женщины. Большинство семей – смешанные, дома по-карельски не разговаривают. «А мы до школы понимали только карельский наш родной язык, – рассказывает Нина Николаевна. – Перед школой родители начинали нас учить русскому языку, но, помню, на уроках мы по-русски старались разговаривать, а на переменах всё равно – по-своему».

По-своему они и сейчас между собой разговаривают. Объясняют, что по-русски общаются в присутствии русских, чтобы тем было понятно, о чём речь, а в кругу представителей своей национальности переходят на родной, хоть и подзабытый, язык. «Есть у нас в карельском языке такие ёмкие выражения, которые нам понятны, а на русский перевести их очень трудно», – говорит Людмила Николаевна. Как, наверное, у близких друзей есть какие-то свои, только им понятные шутки, так и у представителей этого малого народа – свои «оборотики» в речи, которые указывают на их общность и в какой-то мере, может быть, духовное родство.

А оно, это самое духовное родство, несомненно, есть. По крайней мере, так было в прежние годы. Самое первое, что Нина Николаевна рассказала нам о менталитете карел, это их умение построить беседу так, чтобы никого не осуждать и ни о ком не сквернословить ни при детях, ни при родственниках. «Почтение – самое главное в карельской семье, – утверждает она. – Даже сейчас сохранилось почтенное обращение к своим родственникам: прежде чем назвать человека по имени, мы обязательно добавляем: «чикко» (сестра), «велли» (брат) и тому подобное».

В карельской деревне, по словам наших собеседниц, раньше всё было основано на глубочайшем взаимном доверии. Никто не закрывал двери на замок. Даже накладок на дверях не существовало! «А зачем? – объясняет нам Нина Николаевна. – Во-первых, и брать-то, по сути, было нечего, а во-вторых, в подсознании у каждого закрепилось: если человек повесил замок от других, значит, он сам может украсть! Ставили коромысло перед дверью и всё! Это означало, что хозяева ушли. Доверяли друг другу абсолютно и безоговорочно».

Сохранились в каргородковских семьях и рецепты карельских блюд, которые и по сей день готовят. «Мы любим рыбную уху на молоке макать блинами, – говорят женщины, – любим грибы на молоке, а по-французски (шутят) – жюльен!» Так называемая «макалка», по-карельски – «пайно» или «пайнушка», как её ласково называют.

До сих пор женщины рассказывают своим внукам национальные сказки и потешки, по нашей просьбе попытались вспомнить всем известную «Сороку-белобоку» по-карельски. А Нина Николаевна помнит, как ей самой в детстве бабушка рассказывала сказку страшную-страшную «Равда кази» («Железный кот»). Может, и сейчас кто-то мастерит из дерева для малышей необычные карельские санки – «лодки». «Это что-то наподобие широкой лыжи с сидением и рулём», – поясняют нам.

С созданием Тверской национально-культурной автономии карел в деревне пытаются возродить утраченные культурные ценности. Немало способствует этому заместитель председателя автономии Виктор Михайлович Берёзкин. Но не всё так просто. Ирина Николаевна Спиридонова несколько лет вела для детей со второго по четвёртый класс кружковые занятия карельским языком. Для этого в школе есть специальная литература: «Арма шана» («Родное слово») под редакцией Зои Туричевой, буквари, автором которых является Михаил Орлов, есть брошюры со стихотворениями, сказками, есть и литература для взрослых. Но в связи с нехваткой учебного времени с введением новых ФГОС пришлось эти занятия отменить. Ирина Николаевна говорит, что детям интересен и сам язык, и традиции, порой после уроков они остаются, и она учит их самым азам и надеется, что полноценные кружковые занятия в будущем всё-таки удастся возобновить.

Вообще, как признаются наши собеседницы, карельский язык сложно выучить без живого общения с его носителями и без опоры на письменность. «Очень сложное произношение гласных», – говорят они. Если карельские слова записывать русскими буквами, получается тарабарщина, которую даже сами карелы не поймут.

И ещё на один интересный момент хотелось бы обратить внимание читателей. Говоря о духовном родстве, нельзя забывать и о родстве кровном. «Все мы здесь, пожалуй, родственники, так или иначе!» – говорят женщины. Вот и дети троюродных сестёр Нины Николаевны и Людмилы Николаевны – Сергей и Наталья – поженились. Это, наверное, самая на данный момент молодая чисто карельская семья. Хотя по-карельски они не говорят. А вот наши собеседницы признались, что не только говорят, но и думают на родном языке, причём, чем старше становятся, тем чаще.

М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"