Жить – Родине служить

«Кто не был, тот будет,

кто был – не забудет!»

Так говорят об армейской службе. Каким бы неоднозначным в наше время ни было отношение к ней, для тех, кто отслужил, этот период в жизни – особенный. Каждому есть что вспомнить и рассказать порой с улыбкой.


Юрий Зеленцов:

– Я служил сначала в Казахстане, в Алма-Ате, в учебном центре для подготовки сержантского состава, а потом – в Чите, в Забайкалье. Нравилась природа: в Казахстане – горы, степи, в Забайкалье – сопки, перевалы, всё это не могло не восхищать.

Служба прошла в пограничных войсках. В других родах войск не служил, не могу утверждать, но у нас не было никакой дедовщины. Чтобы кто-то ни за что обидел «первогодка» – такого не было никогда. Другое дело, неписаное правило существовало: не доходит через голову – дойдёт через ноги, то есть лишний марш-бросок могли назначить. А так, армия для меня – это дружба, надёжное плечо товарища, никто никогда не подводил! Ну и, конечно же, желание поскорее вернуться домой, ведь за два года ни разу не удалось мне побывать в отпуске, лишь письма да звонки по межгороду…

Расстояние до дома меряли локтями по карте: до Алма-Аты – два локтя, до Читы – два с половиной! Служили на границе, так и с китайцами встречались. Обычные люди, говорят на ломаном русском: «Москва, Кремль, дружба!» Какие-нибудь весёлые случаи рассказать? Даже не припомню, вроде бы, всё было ровно, без каких-либо происшествий. Вот говорят: почему в армии не проводят КВН? Потому что самые весёлые на гауптвахте, а самые находчивые – дома.

Александр Мижуев:

– Когда вернулся домой после службы в Афганистане, недели через две-три должны были призывать моего знакомого – Сергея Ивановича Белякова. Я тогда устраивался работать в милицию и вместе с ним, с его родителями, которые его провожали в армию, поехал в Тверь. Вместе с ним зашёл и на призывной пункт, чтобы узнать, куда его отправят. Хожу, всё комментирую со знанием дела, тут вижу: призывников уже строить начинают. Думаю, надо мне на выход. А у дверей офицер: «Ты куда? Сбежать хочешь? Ну-ка назад!» А я тогда коротко пострижен был, худой, ну не отличишь от призывника, только кожа смуглая от загара. Решил не затевать разбирательств и отошёл. Через некоторое время – опять к выходу. Уже другой офицер меня назад возвращает. Так ведь, думаю, меня и по второму разу служить отправят! Хорошо, что при себе оказалось удостоверение воина-афганца, предъявил его, и меня выпустили!

Михаил Чистяков:

– Я служил в Севастополе. Очень понравился город, а на службе запомнился прапорщик один, авантюрист был, до жути, «купи-продай». А армейские будни у нас весёлые были: каждый день чем-нибудь интересен. Был в части паренек один – худой-худой, а нос, как клюв у ястреба. Надоело ему служить, наелся хлорки в туалете, попал в госпиталь! Всё, слава Богу, у него обошлось, а оттуда – дальше дослуживать! Долго смеялись над ним…

Сергей Герасимов:

– Среди молодёжи бытует мнение, что армия – бесполезно потерянные годы жизни. Я лично так не считаю. Во-первых, проходя службу, я побывал в Германии. Посмотрел другую страну. Конечно, не было возможности много где побывать, но архитектура и идеальная чистота и порядок Берлина меня тогда просто поразили. Приходилось общаться и с немецкими солдатами. Кстати, у них суббота и воскресенье были выходными днями, и военнослужащие могли свободно съездить домой! У них была масса вопросов к нам. Как-то на предприятии по фасовке картофеля подошёл ко мне немец, оказалось, что у него дед воевал под Сталинградом. Он много расспрашивал меня про этот город, говорил, что хочет посетить то место, где погиб его дед.

Мне довелось служить в бригаде связи, обеспечивать связь группы советских войск в Германии с Генштабом и с северной группой войск, которая располагалась в Польше. Интересно было иметь дело со сложнейшей техникой, даже при взгляде на которую первое время страшно становилось: многочисленные тумблеры, лампочки…

Каждую неделю у нас проходили политзанятия в Ленинской комнате. Был такой случай: вызывают как-то бойца к доске: покажи, дескать, социалистические страны. Тот выходит к карте мира, находит Советский Союз, Польшу, ГДР, Венгрию, Монголию – уже с трудом. И вдруг забыл, где находится Куба! Ищет, но всё безуспешно. Мы, видя, как он застрял указкой где-то в Азии, пытаемся ему помочь, шепчем: «С другой стороны!» Он радуется подсказке и… переворачивает карту обратной стороной!

А первое время меня поражали даже те перемены, что происходили с нами. Неделю жили в Путиловских лагерях под Тверью, нас всех подстригли так, что мы друг друга с трудом могли узнать! Переоделись в военную форму и стали одинаковые, как волки. Вот представьте: стоит такая длинная палатка, заходит в неё обычный парень с гражданки, а выходит уже солдат!

Владимир Яковлев:

– Служил в Норильске, был оружейным мастером по ремонту стрелкового вооружения и средств ближнего боя. Ничуть не жалею об этих годах, так как приобрёл большой жизненный опыт. Всегда удивляюсь, когда слышу о неуставных отношениях в армии. У нас почему-то было всё наоборот. Старослужащие, конечно, были на особом счету, но они не только не унижали новобранцев, а поддерживали их. К старослужащим все относились с уважением за то, что они уже намного больше знают и умеют. И ещё помню такую интересную традицию: «деды» со своего стола масло всегда ставили тем, кто ещё недавно служит, мол, крепитесь, ребята, набирайтесь сил, нам-то уже скоро домой, а вам ещё многое предстоит.

Беседовала М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"