Дорогами судьбы

Неразрываемая связь

Сколько наших сёл и деревень уже не могут похвастаться тем количеством жителей, что было лет тридцать назад. Вот и в Субори без дачников на зиму останется всего лишь семь жилых домов. Хотя какие это дачники – свои же, деревенские, только в связи с общероссийским провинциальным запустением решившие остаток своей жизни провести с детьми да внуками, живущими в городах. На лето они непременно приезжают в свой или родительский дом: трудно, ох, как трудно навсегда порвать те ниточки, что связывают с местами, где ты родился и где прошла почти вся твоя жизнь.


Антонина Степановна Смирнова, несмотря на свой преклонный возраст – 87 лет, как пригреет солнышко, тоже возвращается в Суборь из Бежецка, где живёт её дочь, Вера Николаевна, на зиму забирающая к себе старенькую маму. И ждёт не дождётся этого момента. А осенью горюет – так не хочется покидать деревню…. Но что поделать? Во-первых, и сил нет, чтобы самой носить дрова, воду с колодца, во-вторых, – и всего остального, что по минимуму требуется сельскому человеку для жизни: рабочих мест, медпункта, магазина, школы, клуба. Рады, что почтовое отделение пока функционирует.

И сейчас есть свои плюсы для пожилого человека, считает Антонина Степановна, – пенсию дают, и вовремя, работать от зари до зари, выбиваясь из сил и в колхозном, и в личном хозяйстве, не надо. Но тихо в округе, не слышно детского смеха, мычанья коров по утрам. И напоминает когда-то большая деревня заброшенный хуторок.

Когда-то…. Кажется, как давно, и в то же время недавно это время было: становление колхозов, война, послевоенная разруха, трудовые рекорды социалистических пятилеток. Время тяжёлого физического труда, голода, нищеты, но три плана зерновых в колхозе (даже в войну) – давали! Дома, фермы, амбары, сараи – строили! Народ жил трудно, но дружно, не забывал отмечать любимые праздники, спеть и сплясать от души.

У родителей Антонины Степановны было четверо детей – два сына и две дочери. Провожая отца на фронт, надеялись – вернётся. Но он пропал без вести. Без главного кормильца семьи Антонине, успешно окончившей пять классов, с братьями и сёстрами вместо учёбы пришлось пойти работать. Надо было помогать маме. В четырнадцать лет она уже ездила на заготовку леса. «Зимой и не поймёшь: то ли от непосильной нагрузки, то ли от мороза зубы у тебя брякают», – вспоминает наша героиня. С малолетства, как и любая деревенская девчонка, умела всё: огород копать, траву косить, за скотом ухаживать, лён поднимать….

Большую часть своей жизни – около тридцати лет – Антонина Степановна отдала ферме, где считалась одной из лучших доярок, о чём свидетельствуют многочисленные награды. В те годы всё делали сами доярки вручную: доили, кормили, навоз вычищали, воду из колодца таскали. В её группе было восемнадцать коров. И не дай Бог у которой-то из них заболеет родившийся телёнок! В колхозе было установлено: если доярка в течение года от своих коров сумеет сохранить до двадцати-дневного возраста весь молодняк, то ей по итогу выделяли одного телёнка в личное хозяйство. Не сможешь – будешь без молока и мяса.

Как успевали и с домом? «Да по ночам, – говорит Антонина Степановна. – А в четыре часа надо было уже на ферму бежать. И в бригаде работала, и на сенокос ходила. А как же: иначе без сена останешься и для своей коровы. В первую очередь для колхоза, а уж потом – для себя. Четыре-пять телег навоза со своего двора в колхоз свезёшь, а что останется – распределяй как хочешь, хоть на огород, хоть на картофельник. Очень благодарна своей маме, Анастасии Фёдоровне, которая во всём мне помогала. Я ведь дочь поднимала и с хозяйством управлялась одна, без мужа…».

При этих словах Антонина Степановна не смогла удержаться от слёз. В 1949 году она серьёзно заболела, были опасения, что и не выкарабкается. Супруг оказался слабохарактерным человеком, струсил, уехал из деревни, оставив больную жену и крохотную полугодовалую дочь. К счастью, всё обошлось. Вот только Вера больше своего отца так и не увидела…. Она выросла, окончила лесотехнический техникум, вышла замуж, обосновалась с семьёй в Бежецке. Сегодня она сама уже на пенсии. С дочкой и внуком ухаживает за старенькой мамой. И ежегодно привозит её, несмотря на трудности, в родной дом. Переживает, что дом, как и банька, уже требуют основательного ремонта.

В известной песне поётся: «Родная моя – деревенька-колхозница, к тебе моё сердце по-прежнему просится, а я всё не еду – дела и дела». Это – про чувства Анастасии Степановны и Веры Николаевны. Только последние слова явно не про них.

М. ПЕТРОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"