1 октября – Международный день пожилых людей

Никак без работы

Людям старшего поколения, видавшем войну, разруху, изнурительный труд и суровые лишения, не престаёшь удивляться. Ведь, пройдя такие жизненные испытания, какие нам и представить сложно, они остаются, не чета поколению нынешнему, оптимистами, не утрачивают своей привычки постоянно трудиться, невзирая на возраст и болезни. Нам только поучиться такой силе воле, трудолюбию и вообще отношению к жизни.

Есть в деревне Кузнецково небольшой аккуратный домик с обкошенным вокруг участком. Под стать ему и хозяйка – Анна Николаевна Белякова: людей, умеющих ценить чистоту и порядок во всём, в том числе и в своём внешнем облике, видно, как говорится, сразу. Кстати, в то, что в августе Анне Николаевне пошёл восемьдесят восьмой год трудно поверить. Выглядит она разве что на шестьдесят. О чём это говорит? Да только о том, что у неё хорошая генетика: мама в своё время была красивой, статной женщиной. Что касается остального, то описать в двух словах всё, что пережила за свою жизнь Анна Николаевна, уроженка деревни Нипиты, невозможно. Сквозь судьбу этой женщины прошли все события нашей страны и переживания, с ними связанные, начиная с тридцатых годов. Постараемся, хоть вкратце, рассказать о ней.


У чужих людей

Мама Ани работала в колхозе, а отец был военным, служил в Бежецком полку. Но погиб он не на войне, а задолго до её начала: на стройке домашнего сарая придавило бревном. Младшей его дочери Ане на тот момент исполнилось три месяца, старшей шёл четвёртый год. Как же нелегко жилось обездоленной семье (мама, к слову, замуж больше так и не вышла, хотя и звали неоднократно), если шестилетней Анюте пришлось идти в няньки в соседнюю деревню. Детсадов да яслей тогда ещё не было, вот и нанимали, если не на кого больше было оставить, для своих малышей таких же в сущности детей. Три года, до девяти лет, жила Аня у чужих людей. В первой семье около года присматривала за одним ребёнком, во второй – сразу за двумя братьями. Бывало, придёт хозяйка поздно вечером, глядит – не только её дети ревмя ревут, а и нянька (сама чуть выше стола) вместе с ними. Платили не деньгами, а одеждой: кто валенки сваляет, кто платьишко купит.

О родной деревне

«Земля-то у нас в Нипитах барская была, ухоженная! – вспоминает Анна Николаевна. – Лён, пшеница какие родились! А картофель – земли не видать! И деревня-то небольшая – всего тридцать два дома стояло – а народу, как в Китае! По две снохи в каждом доме. А дома-то – с каменными дворами!». Переживает, что сейчас, без колхозов, такое запустение вокруг…. Молодёжь уезжает, не остаётся в родных местах. «А ведь когда-то и девок, и ребят было много, – продолжает наша героиня. – Иногда так устанешь, так устанешь, а придёшь на беседу – и всё забудешь. И пели, и плясали, и в «чижа» играли.

Никаких вольностей не допускалось, иначе домой придёшь – без волос останешься. Не помню, чтобы кто-то из парней грубое, а тем более матерное слово, при нас, девушках, мог сказать. Это сейчас смотрю телевизор и с ума схожу: что с молодыми происходит? И пить – пили, но меру знали. В праздники – пожалуйста! Но запойных алкоголиков в деревне не бывало. А сейчас пьют и сытости не понимают. Избаловался народ…».

Мужская работа

С одиннадцати лет Аня наравне со взрослыми делала всю деревенскую, колхозную работу. Подросла чуть – отправили на торфяники. Три года там проработала, а сестра на торфе – пять лет. Её подруга попробовала отказаться, так сразу под суд попала. Строгое время было. «В войну все леса местные объездила – дрова заготавливали. Пилила двуручной пилой одна. Норма – семь кубометров леса в день. Да до работы семь километров пешком туда и обратно. Как выдерживали? Не знаю…. А зимой на маслосырзавод посылали – грузчиком. Мужчин-то мало было. Ну, а после войны в колхозной бригаде до самой пенсии трудилась». О том, что имеет медали и грамоты за свой труд, Анна Николаевна скромно умолчала. Но мы не удержались и спросили. Перечислить их все и страницы не хватит.

Тяжёлые потери

Тоска по мужу, изнурительный труд, чтобы поднять дочерей, не прошли бесследно для её мамы, считает Анна Николаевна. Подкосил её и случившийся неожиданно пожар, когда родной их дом в Нипитах сгорел и спасти, к сожалению, ничего не удалось. Хорошо, помог брат покойного мужа, живший в Москве: он прислал облигации, на которые семья купила небольшую избушку. Однажды мама простудилась, заболела воспалением лёгким. Её ещё молодой (сорок лет), но измученный моральной и физической ношей, организм не смог справиться с этим испытанием. Так, в пятнадцать лет Анна осталась и без матери…. Да и в дальнейшем судьба её не щадила. Первый муж умер в тридцать семь лет, оставив после себя двоих сыновей – Александра и Николая. Во втором браке Анна Николаевна прожила двадцать четыре года. И вот уже шестнадцать лет как без супруга.

Ну, никак без работы!

«Глаза плоховато видят и ноги не ходят», – сетует Анна Николаевна. Конечно, восемьдесят семь лет со счетов не скинешь. Она рада, что живёт теперь с нею сын Александр, тоже уже пенсионер. Он жил раньше в Киришах, но похоронил жену и решил вернуться к матери. Вместе-то веселее. И в делах, и в мыслях. Но, несмотря на имеющие место жалобы, мы всё-таки видим (о чём писали выше), как чисто и ухожено в доме нашей героини. И вокруг него. «Так три раза косила, чтоб травой не зарасти (как уж полдеревни), – улыбаясь, говорит Анна Николаевна. – А траву – в копны. Перепреет – в огород. Не хуже навоза удобрение. У меня ещё семь курочек есть!».

Глядя на неё, понимаешь: и в такие годы можно потихоньку-помаленьку хозяйствовать, посмотреть-обсудить кино и передачи, почитать газету, тем более районную, которую Анна Николаевна выписывает уже не одно десятилетие. Всё зависит от тебя самого. И в такие годы, пережив множество бед, можно оставаться человеком, интересующимся жизнью и интересным для окружающих. Таким, как Анна Николаевна Белякова, беседа с которой оставила очень сильное впечатление.

М. ПЕТРОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"