Назовём всех поименно!

Отцовский военный путь –

по сталинским благодарностям

Имена тех, кто погиб, защищая свою Родину в Великой Отечественной войне, увековечены потомками: их можно прочитать и в Книге памяти, и на мраморных плитах в мемориальном комплексе посёлка. А вот те, кто приближал Победу, сражался не менее героически и сумел выжить… Их у нас остаётся с каждым годом всё меньше, и имена тех участников войны, кто умер уже в мирное время, не должны быть забыты. Идеей составить список участников войны, вернувшихся с Победой, заинтересовались местные краеведы. Уже есть первые результаты. Почётным гражданином посёлка Молоково Ниной Михайловной Соболевой составлен список по районному центру, а участником войны Василием Петровичем Кукушкиным – по деревне Церпени. Может быть, и у вас, уважаемые читатели, есть что рассказать о своих близких, чьи судьбы Великая Отечественная задела своим крылом? Пишите нам. Будем рады опубликовать ваши воспоминания и фотографии. Сегодня в рамках марафона «Наша Победа» мы начинаем цикл публикаций.

Девятое мая – праздник для всей страны. Но для меня лично он имеет особое значение. Каждый год в день празднования Великой Победы мы с мамой ходили на кладбище, вот нынче я опять пойду туда, уже в 64-й раз, потому что именно в этот день – 9 мая 1949 года – умер мой отец, военный офицер Филипп Иванович Лысов. Ему было всего тридцать семь лет.


Великую Отечественную он начал в звании младшего лейтенанта и дослужился до капитана. Всё, что у меня осталось от него, это фото и многочисленные благодарности, объявленные ему за отличные боевые действия Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным. Дело в том, что в прежние времена все награды, ордена и медали, было принято, приколов на подушечку красного бархата, нести впереди похоронной процессии, а потом класть в гроб, поэтому они и не сохранились. А было их, точно помню, много.

Отец останется в моём сердце навсегда… Что я могу вспомнить о нём, ведь была в те далёкие годы ещё несмышленой девчонкой? Помню, как мы ходили в детский сад, а отец приезжал к нам в краткосрочный отпуск. Нам вешали через плечо мешочек, куда клали с собой два кусочка хлеба. Если надо было сделать укол, нас, малышей, заманивали в кухню кусочком сахара. Однажды после неудачно сделанного укола у меня пошёл нарыв, и отец лечил меня.

После войны, когда его комиссовали, он получил направление по своей гражданской профессии, стал работать ветврачом. Работал до сорок девятого года, а потом слёг… После войны много было инвалидов и раненых, и когда он, почувствовав себя совсем плохо, поехал в Калинин, ему там сказали: «Дорогой наш человек, у Вас ведь руки-ноги целы», – и отказали в помощи. У него был, как говорили, прострел в лёгких и, видимо, пошёл необратимый процесс. За три дня до смерти, помню, пришла к нему наш фельдшер Нина Ивановна Зорина и говорит: «Филипп Иванович, за Вами присылают санитарный вертолёт» (наверное, по линии райкома партии). А он сказал: «Умирать? Не поеду! Буду умирать дома».

Через три дня наша мама попала в роддом. Она даже не участвовала в похоронах, да и мы на грузовике с гробом проехали так, чтобы она не увидела. Похороны организовал Александр Иванович Виноградов, позже работавший первым секретарём райкома Сандовского района и удостоенный звания Героя Социалистического Труда, (он тогда был в Антоновском, где мы жили, секретарём сельского совета). Я помню, как он в день смерти отца пришёл к нам, забрал его именной пистолет, партийный билет и закрыл ему глаза. Хоронили его в Молокове как очень уважаемого человека.

Так мы и остались одни с мамой – мал мала меньше: старшей сестре было десять лет, мне ещё не исполнилось и девяти, а младшему брату – два года. Тяжело было. Пенсию нам назначили на четверых 450 рублей по тем временам. Девочка у мамы родилась ослабленной и умерла на втором году жизни.

Позже, когда я стала работать на радиовещании, первый секретарь райкома партии Иван Дмитриевич Голубев сказал мне: «Нина, помни о своём отце. Такие люди, коммунисты – редкость в нашей стране». Отец с матерью познакомились в офицерской столовой военного училища в Ленинграде, где папа учился, а мама работала официанткой. Так с тех пор и были вместе.

Я не могу поделиться какими-либо отцовскими воспоминаниями, рассказами о военном прошлом, просто мала была, когда он был жив, чтобы их осмыслить. Всё, что есть у меня в подтверждение его доблести и мужества, – это сталинские благодарности, по которым можно проследить папин путь. 21 января 1945 года – за отличные боевые действия при прорыве обороны противника на южной границе Восточной Пруссии, вторжение в её пределы и за овладение городами Найденбург, Танненберг, Едвабно и Аллендорф. 23 января – за отличные боевые действия при овладении городами Восточной Пруссии Вилленберг, Ортельбург, Морунген, Заальфельд и Фрайштадт. 20 марта – при овладении городом Браунсберг – сильным опорным пунктом обороны немцев на побережье залива Фриш Гаф. 29 марта – при разгроме Восточнопрусской группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга. А уже 2 мая 1945 года ему была объявлена благодарность за отличные боевые действия по ликвидации группы немецких войск, окружённых юго-восточнее Берлина. В ней с такими словами обращался к защитникам Родины И.В. Сталин: «Великие жертвы, принесённые нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряжённый труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Отечества, – не прошли даром и увенчались полной победой над врагом».

Все эти пожелтевшие от времени листочки – семейная реликвия. Показываю их внукам, чтобы и они знали и гордились.

Н.Ф. РУМЯНЦЕВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"