Ахматовское сельское поселение

Кулачево – забытая всеми деревня

Горький осадок оставила в душе недавняя поездка в самую отдалённую от райцентра деревню Кулачево. А если откровенно, другого и не ожидал. Из редких встреч с жителями тех мест знал: деревня вымирает. Но обо всём по порядку.


В путь отправляемся на редакционном Шевроле Ланос. Тридцать километров до Покрова с разговорами проехали незаметно. До Кулачева оставалось всего шесть. Но каких?! Одни местные жители сильно сомневались, что мы на этой автомашине их преодолеем, другие говорили, что если проезжают на тракторе, проедем и мы. Рискнули… И не доехали. Полтора километра от Умениц до места назначения пришлось пробираться по некогда столбовой дороге Бежецк-Сандово пешком, ориентируясь на покосившиеся и упавшие телефонные столбы. Уже в деревне нам сказали, что есть новый объезд, который знают немногие. Еле-еле отыскали его ради любопытства на обратном пути.

Прямо из леса – и в Кулачево. Предстало оно перед нами широкой ухоженной улицей в основном с добротными домами по обе её стороны. Едва поравнялись с первым домом, как состоялось и первое знакомство. Его хозяйка Валентина Ивановна Румянцева охотно откликнулась на нашу просьбу собрать всех жителей вместе.

Идём дальше, не переставая любоваться резными наличниками обшитых в ёлочку покрашенных домов, цветущими палисадами. А вот и вторая встреча. Не замечая нас, ловко проходя прокос за прокосом, укладывая в ровные ряды непрошенные сорняки, трудилась, судя по внешнему виду, далеко не молодая женщина. Увидев нас, немного засмущалась. Узнав что из Молокова, начала сразу с вопроса: «А начальство-то живо там у нас? Уж более года не видим его. Семьдесят семь лет, а вот ещё кошу. Деревня-то зарастает».

Обкашивала Александра Петровна Смирнова, наша новая собеседница, оказывается, не возле своего дома, а вокруг соседних пустующих. Так в Кулачеве заведено. Жилой дом или нет, а чтобы порядочек хоть по фасаду был. Потому деревня и выглядит прилично.

Собрались дружно. За исключением девяностовосьмилетней Прасковьи Ивановны Смирновой, которой и по дому-то передвигаться сложно, да отсутствующих в деревне по разным причинам трёх мужчин, пришли все. Даже дачники, в прошлом жители этих мест. Для проведения таких мероприятий у кулачевцев оборудовано специальное место: столик, скамеечка и два чурбана взамен стульев. Принёс про запас ещё одну скамейку от своего дома рядом живущий Анатолий Михайлович Кудрявцев. Начали и закончили встречу самым больным для них вопросом, от которого и все беды – состоянием дороги Кулачево-Покров. Она и раньше не была идеальной, а окончательно добили лесовозы. Из-за бездорожья и все сложности: с торговым и медицинским обслуживанием, доставкой почтовой корреспонденции, общением с властью. Всё это кулачевцы подкрепляли конкретными фактами. Взять торговлю. Хлеб и продукты первой необходимости длительное время им исправно доставляла частный предприниматель Татьяна Берсенёва. Но в прошлом году, примерно в это же время, в силу сложившихся обстоятельств, она ездить перестала. Селяне, естественно, забили тревогу, позвонили главе администрации сельского поселения Владимиру Бабакуловичу Юлыеву. Приехал, выслушал ещё раз, заверил, что для окончательного решения вопроса на днях приедет с главой района Лебедевым. И с концами. А ещё тогда сельский глава от себя добавил селянам, что всё Кулачево перевёз бы в Покров, да в казне нет денег.

С доставкой корреспонденции постоянные неувязки. В Кулачеве мы были в понедельник, а районная газета, выходящая по пятницам, сюда ещё не дошла. Нередко доставляется почта адресатам с попутными людьми. Особой бедой такое положение кулачевцы не считают. Выручает установленный в деревне таксофон, почти у каждого имеется мобильный телефон, так что связь с родственниками и знакомыми постоянная.

А вот с медицинским обслуживанием гораздо сложнее, особенно с вызовом скорой. «Как ни позвонишь туда, – рассказывали собравшиеся, – в ответ только и слышишь: «А как дорога, проехать можно?» И у нас им ответ тоже один: «Не гарантируем». Хоть помирай... А вот в день выборов на «Беларусе» припалят, по домам пройдут, только проголосуй».

Вот так!

«Надо губернатору писать, – вступает в разговор Анатолий Михайлович Кудрявцев. – На молоковских начальников надеяться нечего. Они и не показываются. Получают зарплату исправно, и голова о нас не болит. Начальников стало больше, а толку никакого. Раньше хоть в райком, райисполком пожалуешься, и сразу меры принимались. Да что зря говорить, только себя расстраивать».

«Писали и в областную администрацию, по «горячей линии» Путину звонили, а толку-то что? Ниоткуда ответа нет, кругом непонимание», – возражает Кудрявцеву Валентина Васильевна Трутнева.

Наверное, из-за такого непонимания селян верхами и вымирают наши деревни. По сравнению с соседними в Кулачеве хоть еле-еле, но ещё теплится жизнь. Из двадцати шести сохранившихся домов (а было 42) в восьми по вечерам зажигаются огоньки, а значит живут.

«Многолюдной деревня была», – делится своими воспоминаниями Антонина Палагичева, работавшая в начале семидесятых годов прошлого столетия бухгалтером в сельском совете, а теперь на малой родине дачница. «Только в Покровскую восьмилетнюю школу нас из деревни ходило 18 человек. Да ещё сколько ходили в Уменицкую начальную».

«Давно ли у нас в деревне была своя комплексная бригада», – переводит разговор на производство бывшая доярка Галина Ефимовна Кислякова. «Только нас на ферме было семь, не считая других скотников. Вместе пересчитали деревенских механизаторов. Остановились на десяти.

Сегодня население Кулачева ограничивается восьмью жителями. Самой старшей – Прасковье Ивановне Смирновой – 98 лет. Самому молодому – Алексею Соловьёву – недавно исполнилось 60. Остальные – «золотая середина». Осенью останется уже шесть человек, семья Румянцевых переезжает в Максатиху.

«Что же всё в Максатиху да в Максатиху, а не в своё Молоково?» – поинтересовались мы у кулачевцев. Ответ последовал незамедлительно: «В Максатихе железная дорога есть, разные производства, какая-то перспектива, а в нашем Молокове что? Был хлебозавод, и тот развалили, а хлеб-то хороший пекли».

В настоящее время кулачевцев выручают максатихинцы. Раз в неделю оттуда приезжает автолавка. В зимнее же время ездят за продуктами в Гумалу за три километра сами, благо у Галины Ефимовны Кисляковой есть в хозяйстве лошадь, которую они с ныне покойным мужем приобрели в уже умирающем колхозе.

«Обойдём с Валей Румянцевой всю деревню, соберём деньги, записки, что купить, пустые мешки и отправляемся в Гумалу затариваться», – рассказывает Галина Ефимовна. – А потом покупки развозим по домам».

Проблема у кулачевцев и с водой. Два оставшихся артезианских колодца прохудились, давно требуют ремонта. У местной власти на сей счёт ответ один: «Нет средств». И приходится селянам от безысходности пить воду чайного цвета с непонятным привкусом.

Немало новой головной боли добавило селянам так называемое в верхах «приближение» местной власти к народу. Раньше местная администрация размещалась в Коноплине, в пяти километрах от Кулачева. С трудом, но добирались. Шесть лет назад Покровский сельский округ объединили с соседним Ахматовским. И теперь до малой столицы стало не много не мало семнадцать километров. Чтобы заполучить какую-то справку, приходится искать частника с автомашиной. Пешком-то не пойдёшь, не под годы. Хорошо, если он ещё согласится. Расценки рыночные: до Ахматова и обратно – в районе тысячи рублей, до Покрова – пятьсот. И становится бумажка-то золотой.

Как говорится в народе, куда ни кинь – всюду клин. Испытывается деревня всевозможными экспериментами на выживание, а пришлось это испытание на долю тех, кто отдал родному государству самое дорогое – здоровье. Начнём с Прасковьи Ивановны Смирновой. За свои девяносто восемь ей пришлось немало хлебнуть всякого. Три года молодой девчонкой в неимоверно трудных условиях проработала на торфоразработках. Проработала честно, добросовестно, за что удостоилась медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.». В колхозе не было такой работы, в которой бы она не принимала участия.

«Меня всегда возили по разным собраниям», – подвела итог своей трудовой деятельности Прасковья Ивановна. Сегодня за нею ухаживает её единственный сын Василий Петрович. Навещал мать из Санкт-Петербурга регулярно, в любое время года, а как только вышел на пенсию, переехал к ней на постоянно. «Вы похвалите его за такое отношение к матери в газете, – обратилась к нам Антонина Палагичева и добавила, – таких сыновей теперь мало».

Галина Ефимовна Кислякова в день нашего приезда отмечала свой семьдесят первый день рождения. На встречу, как и полагается в таких случаях, пришла принарядившись. О себе отозвалась лаконично и скромно: «Сорок два года отпахала дояркой». Вдумайтесь, дорогие наши читатели, в эту цифру и тогда поймёте, что это за человек! Трудяга, каких поискать. Мне помнится Галина Ефимовна ещё совсем молодой девчонкой, комсомолкой Галей Смирновой, которая в конце 50-х годов прошлого столетия первой среди молодых доярок района надоила более 2000 килограммов молока от каждой коровы закреплённой группы за год.

«Думала ли, что придётся вот так жизнь доживать? – обращаясь сама к себе, говорит Галина Ефимовна. – Уехать есть куда, да домика, нажитого жалко». А домик, территория вокруг него – картинка. Всё ухожено. Залюбуешься.

Все должности прошла за время работы в колхозе Александра Петровна Смирнова. Как и другим селянам, ей тоже обидно за свою старость. «Хоть бы общежитие где построили да всех нас вместе собрали. А то ни врача, ни магазина, ничего в деревне нету», – посетовала она.

Анатолий Михайлович Кудрявцев, представлявший на встрече мужскую половину селян, всю трудовую жизнь проработал в давно почившем колхозе механизатором. Был на неплохом счёту. Свою точку зрения на сегодняшнюю деревенскую действительность высказал выше. А что касается дороги, убеждён в одном: подремонтировать её не проблема, благо строительный материал – щебень – рядом, главное – было бы желание у начальников.

«Хотелось бы на публикацию в газете получить от районных руководителей ответ, желательно в письменном виде, чтобы в случае необходимости мы могли дальше за помощью обратиться, а то положат под сукно и забудут», – выразила общее пожелание кулачевцев Антонина Палагичева. Заметим, что в советские времена на критические выступления газеты ответы о принятых и принимаемых мерах от соответствующих органов следовали незамедлительно.

Вот такой непринуждённый откровенный разговор получился у нас с кулачевскими ветеранами. Кстати, поведали они, откуда пошло и название их деревни. По преданию, передаваемому из поколения в поколение, когда-то здесь жили в основном зажиточные люди, любившие по праздникам подраться кулаками. Отсюда и Кулачево. Насколько достоверно такое рассуждение, никто не знает. А сегодня Кулачево – забытая всеми деревня.

Ю. ЧИСТЯКОВ, д. Кулачево Фото В. ГАШКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"