22 июня – День памяти и скорби

Нам той войны не забыть

Спроси любого сегодняшнего школьника о Великой Отечественной войне, и он начнёт вспоминать, что говорили об этом на уроках. Наверняка его ответ будет состоять из ключевых фраз: фашистская Германия, Гитлер, героическая стойкость и мужество нашего народа, голод и холод и так далее в соответствии с заученным текстом. Лишь немногие скажут: «А моя прабабушка рассказывала, как помогала фронту…», «А мой прадедушка говорит, что стрелял по немцам…» И неудивительно, ведь этих прабабушек и прадедушек, очевидцев тех страшных событий, с каждым годом всё меньше остаётся в живых. Их не сломила война, но над временем ничто не властно.


Время стирает из памяти какие-то детали, порой даже имена, но оставляет в их сердцах боль, которую нынешнему поколению уже порой трудно понять. Вот и у восьмидесятивосьмилетней Риммы Петровны Кукониной, бывшей учительницы, ветерана труда, труженицы тыла, с которой мы беседовали накануне этой памятной даты, во время рассказа появились на глазах непрошенные слёзы.

– Я как раз тогда закончила девятый класс Медновской школы, в десятый перешла, – говорит она. – Сдала все экзамены, пошли мы с одноклассниками на берег Тверцы… О том, что началась война, я узнала от мамы, она у меня в магазине тогда работала. Прихожу – а она вся в слезах: «Доченька, война!» Уже в первый день загудели самолёты, враг начинал действовать: рассылал диверсантов, которые могли и дома поджечь, и информацию выведать.

Римму вместе с другими её сверстниками привлекли к дежурству по улицам и на мосту через Тверцу в ночное время, а днём девчонки помогали матерям стирать солдатское бельё: полоскали, развешивали сушить, гладили и отправляли на фронт.

– Уже на второй день войны пошли машины с беженцами: женщины с малыми детьми, с узелками в руках, – говорит наша собеседница, – а мы с матерью ещё несколько месяцев жили в Медном на линии фронта, потом и самим пришлось бежать.

Бежали Римма и её мать в Весьегонск (там Римма Петровна родилась). На основном мосту через Тверцу стояла армия, пришлось переправляться по мосту навесному, бежали по единственной дороге на Кулицкую платформу, которую немец прекращал бомбить лишь глубокой ночью. До сих пор помнит она, как, добравшись до Твери, стали они с матерью свидетелями страшного зрелища: вражеская бомба попала в нефте-хранилище, но людям, спасавшим свои жизни, было в тот момент не до осторожности – продолжали путь, несмотря ни на что.

Много пришлось пережить за те две недели, пока пешком добрались от Калинина до Весьегонска: в Бежецке стали подходить к железной дороге – попали под бомбежку, в Красном Холме, в самом центре города, видели, как пролетел немецкий самолёт, хоть бомбить и не стал, всё равно было страшно.

В Весьегонске Римма вновь поступила в десятый класс, но позже, когда после освобождения города Калинина вернулся отец-партизан, они опять отправились в Медное, где она и закончила школу.

– У нас в Медном дверь в квартиру не запиралась, – продолжает свой рассказ Римма Петровна. – В любое время дня и ночи наши двери были открыты для солдат, чтобы те могли прийти и лечь отдохнуть. Бойцов было много, и приходили они измотанные, замёрзшие, голодные. Мать, бывало, и в час ночи начинала растапливать печь, чтоб они хоть как-то согрелись.

А однажды моя мама выходила раненого лётчика, Героя Советского Союза. Он потом мне рассказывал, что немец его подбил в бою, и летел он с одной только мыслью: «Дотянуть бы до своих!», но не сумел – рухнул в Тверцу. Плывёт, а силы на исходе, обмундирование тянет книзу. Шёл по берегу старик, лётчик ему кричит: «Помоги, отец!». А старик, решив, что это немец, лишь сказал: «Собаке – собачья смерть!» Думал, пропадёт, но на его счастье мальчишка лет двенадцати мимо пробегал. Убежал, а минут через десять возвратился с длинным шестом в руках: «Дяденька, держись! Тебе к тёте Шуре (так маму звали) надо, она всем помогает. Так и спасся тот лётчик, вот жаль только ни имени, ни фамилии его уже не помню.

А о Победе Римма Петровна узнала, когда жила уже в Молокове и работала в школе учителем истории. Ученики сообщили. Говорит, что в этот день у нас в селе митинг был, а потом все пели, плясали, радовались.

– Сейчас, – говорит она, – не такое поколение, как было раньше, горько это осознавать. Молодёжь не имеет тех идеалов, на которые мы равнялись. Я, человек, проживший жизнь, хочу обратиться к вам, потомкам: берегите друг друга, любите свою родину, своих близких и не забывайте о той страшной войне, что нам довелось пережить.

М. БЕЛЯКОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"