С праздником Великой Победы!

Не ведая страха, стрелял по врагу

Участник Великой Отечественной войны, партизан, капитан, более 40 лет своей жизни отдавший флоту…. Читаешь эти слова, и представляется сидящий в кресле седовласый пожилой мужчина с трубкой в руке, рядом с ним – его дети, окружившие теплом и заботой своего отца, внуки, с раскрытыми ртами слушающие военные рассказы деда. Увы, судьба распорядилась так, что трубка и кресло, образно говоря, у Владимира Григорьевича Воробьёва из деревни Рамешки есть, а вот родных никого не осталось: сын погиб, жена умерла. Попытка однажды наладить личную жизнь вновь не удалась и более того, как это часто случается, лишила его законного жилья.

Так, житель Санкт-Петербурга по воле случая почти двадцать лет тому назад – после выхода на пенсию, попал в наши края. Он не жалеет, что приехал сюда, с оптимизмом и юмором смотрел и смотрит в жизни на многое. Сейчас ему – восемьдесят три года. Уважая обострённое чувство гордости Владимира Григорьевича, человека, как он сам говорит, с характером, любящего острое словцо, мы не станем описывать те условия, в которых он живёт. Живёт, не требуя к себе внимания, хотя он, с его заслугами перед Отечеством, достоин лучшей доли.


Отец Владимира Григорьевича – кубанский казак, мать – родом c Новгородской области. Именно там – в одной из новгородских деревенек, куда Володя приехал вместе с мамой на летние каникулы, и началась для него война. Сначала – игрушечная. В то время мальчишки любили военные игры: строгали из дерева сабли, винтовки, создавали команды «своих» и «чужих». Вернувшись под утро в один из июньских дней домой после очередной такой ночной "битвы" они услышали причитания женщин: "Это вы, озорники, войну накликали!" На календаре было 22 июня.

"Мы – патриоты, – рассказывает Владимир Григорьевич. – Так нас воспитывала школа, одним из главных девизов которой в те годы был – будь готов к труду и обороне. Нас учили быстро бегать, метко стрелять, добросовестно трудиться. Чувство патриотизма было таким сильным, что я и четверо моих друзей спустя какое-то время без спроса отправились в Ленинград – искать линию фронта.

Плутали долго. Попали к партизанам". Так для него началась настоящая война. Дядя Федя, назначенный командиром партизанского отряда наставником мальчишек, больше всего благоволил к нашему герою – "воробью", как его называли, ещё совсем юному ворошиловскому стрелку, не упускавшему случая сделать зарубку на прикладе своей винтовки, означающую очередного убитого им фашис-та. Там, в отряде, погиб один из друзей Владимира, подорвавшись на мине. И у него появилось ещё больше злости на немцев.

Оправившись от ранения, Владимир отправился искать сестру и отца, оставшегося по броне в Ленинграде, как специалист электростанции (ГЭС), уничтожить которые особенно стремились немцы. Переправа через Ладожское озеро, блокада – ещё много испытаний пришлось на долю нашего героя, прежде чем по направлению мужа сестры – военного моряка в 1943 году он попал во флот. И здесь, на танкере "Марс", стоявшем на тот момент в Кронштадте, для пятнадцатилетнего Владимира война продолжилась. Судно снабжало корабли Балтийского флота, такие крейсеры как "Киров" и "Максим Горький", топливом. Сделать это, не попав под обстрел врага, было очень сложно, и для охраны танкера на нём стояли двуствольные пулемёты ДШК. Два из них находились в распоряжении молодого бойца Воробьёва, который, не ведая страха, стрелял по самолётам фашистов.

Крейсеры "Киров" и "Максим Горький" были в числе кораблей, которые мощным артиллерийским огнём помогали сухопутным войскам охранять так называемый Ораниенбаумский плацдарм, сыгравший важнейшую роль в обороне Ленинграда. Расстояние между Ораниенбаумом и Кронштадтом всего семь километров. Кроме того, известно, что сам Ораниенбаум и далее западный берег Финского залива имеет значительную высоту над уровнем моря. С этого высокого берега весь Кронштадт с его многочисленными фортами виден как на ладони. Если бы немцев допустили на этот высокий берег, они смогли бы подтянуть сюда все виды орудий и уже прямой наводкой расстрелять Кронштадт вместе с его морскими фортами, превращая крепость в руины. А уничтожив Кронштадт, немцы ввели бы в Финский залив свой мощный морской флот, и уж тогда Ленинград отстоять бы не удалось. Владимир Воробьев находился в самом котле этих событий.

Одним из эпизодов войны, особенно его поразившим, стало подлое поведение командира немецкой подводной лодки, которую подорвали советские моряки. При её поднятии на поверхность в незатопленных отсеках все рядовые матросы трусливым немцем были расстреляны – так он боялся нехватки воздуха.

Флот «зацепил» сердце Владимира, и после войны он поступил в школу юнг, где его однокурсниками и друзьями, с которыми он держал потом связь всю жизнь, становятся Валентин Пикуль и Виктор Конецкий, известные ныне писатели. Самый младший воспитанник флота любит танцы, активно участвуя в самодеятельности, игру на гитаре, баяне, балалайке, неоднократно побеждает в турнирах по шахматам, о чём свидетельствуют хранящиеся у Владимира Григорьевича до сих пор грамоты. Много самых различных благодарностей и отличий у нашего героя и за его дальнейший многолетний труд во флоте, где он прошёл непростой путь от матроса до капитана дальнего плавания.

Но самыми главными для Владимира Григорьевича являются, конечно, награды военные. Когда наступит 9 Мая, он достанет из шкафа мундир с орденами и медалями и повесит его на дверь, как делает это все последние годы, не имея возможности, как раньше, встретиться в Ленинграде с теми, с кем воевал. Да теперь в этом нет и необходимости. По словам Владимира Григорьевича, в живых не осталось никого. Поэтому, глядя на свои награды, он в первую очередь вспомнит тех, с кем связала его война, кто ценой своей жизни отстаивал честь страны. Вспомнит и выпьет положенную в таких случаях стограммовую стопочку....

М. ПЕТРОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"