О тех, кто рядом

Судьбы испытания делят пополам

«Как живёшь, ветеран?» – называется тематическая страница нашей газеты. И в ответ на этот вопрос в большинстве случаев от наших бабушек и дедушек, живущих в забытых Богом и властями, но так любимых ими деревнях, по праву можно услышать, увы, совсем не литературное слово. Но нет, старики не жалуются. Они просто живут. И радуются, как Антонина Алексеевна Васильева из деревни Борис-Глеб, каждому заехавшему с добрыми намерениями человеку.

В большой когда-то деревне, расположенной на взгорье, постоянно жилыми из оставшихся домов сейчас являются только три. Один из них и принадлежит нашей героине и её супругу – Александру Егоровичу. По большому счёту, поговорить – что так любит общительная Антонина Алексеевна – кроме мужа, не с кем. Но, это, пожалуй, единственное, на что она посетовала в разговоре. В остальном житьё в деревне им, уроженцам здешних мест, по душе. Много лет провели они вдали от родных мест, но, выйдя на пенсию, решили вернуться. И по словам Антонины Алексеевны, не пожалели ни разу.


Честно говоря, не раз приходилось удивляться неприхотливости людей старшего поколения к условиям жизни. Дом у Васильевых, конечно, неблагоустроенный, «удобства» во дворе. Но свежий воздух, спокойный деревенский уклад, своё натуральное хозяйство – именно в их пользу, как говорят супруги, был сделан выбор двадцать лет назад. Долгое время держали коров, овец, поросят, кур. Сейчас, в связи с возрастом, во дворе только куры да собака. Но есть огород. И хлопот в нём с приходом тепла хоть отбавляй.

Антонина Алексеевна признаётся: вот и здоровье подводит, и годы немалые, а душа ещё молода. И это правда. Юмор, шутка в общении супругов присутствовали всё время нашего пребывания в этом гостеприимном доме. Не зря, наверное, они прожили вместе бок о бок пятьдесят пять лет. Хотя сама Антонина Алексеевна считает, что главное в сохранении семьи – это уважение друг к другу и умение прощать. Ну и любовь. Слушая их с Александром Егоровичем семейную историю, понимаем, что без этого чувства молодая девушка не стала бы ждать будущего мужа четыре года из армии, а потом ещё год из Киргизии, где он хотел получить паспорт и подзаработать денег на будущую семейную жизнь. Ждать до двадцати семи лет честно и верно.

В юности нашей героини, совпавшей с войной, чувство ожидания вообще было постоянным. Сначала ждали вестей от уехавшего в Ленинград за лучшей долей отца, человека работящего, но уставшего от безденежья (в колхозе платили совсем мало) и стремящегося вытащить семью, где росло четверо детей, из постоянной нужды. За ним уехали старшие сестра и брат. Но началась война, разъединившая семью и нарушившая все планы. И самое страшное – лишившая жизни дорогих людей: не выдержав блокадного голода, отец и сестра, которой едва исполнилось двадцать лет, умерли. Брат, заболев, как и многие блокадники, цингой, чудом остался жив, попал в детдом, но, как это часто бывало в войну, в извещении, которое пришло в деревню матери, оставшейся с двумя детьми и безрезультатно не один месяц искавшей пропавших в войну мужа и детей, было сказано и о смерти сына. Отойдя от беспамятства, маме Антонины Алексеевны оставалось надеяться только на чудо. И оно случилось. Скоро от брата, из Сургута, где находился детдом, пришло письмо. Но в родные края после войны он уже не вернулся, стал военным и всю жизнь прожил в Ленинграде.

В 50-ые годы его сестра, наша героиня, которая с двенадцати лет не покладая рук трудилась вместе с матерью в колхозе, тоже решила покинуть деревню. На тот момент, дождавшись Александра, Антонина уже вышла за него замуж. Знали они друг друга с детства: рядом росли, вместе играли в одной компании. И, казалось, ничто не предвещало появления амура. Но он прилетел, прилетел в Лесной район, где Антонина и Александр работали на лесозаготовках, и запустил свои стрелы в молодые сердца. Повестка в армию стала началом проверки их чувств на прочность и, надо сказать, что шансов найти другого спутника жизни за годы ожидания у привлекательной Тони было предостаточно. Сегодня Антонина Алексеевна со смехом вспоминает, как, услышав стук в окно и голос будущей свекрови: «Шурка вернулся!», она вместо двери подалась на печку. Так растерялась. Пошла. Встретились….

Корыто – таким транспортом Васильевы привозят сумки от автолавки, дорога для которой по деревне – непроезжая.

Выдержав испытание разлукой, молодые сыграли свадьбу и вскоре задумались о переезде – в те годы в деревне было очень голодно, запретов на разведение личного хозяйства становилось всё больше. По оргнабору Александр, отличный плотник, уехал на крупную стройку в Новокузнецк, их тогда по стране много было. А через три месяца к нему приехала и Антонина, находившаяся на последнем месяце беременности. Там, в Сибири, и родились их сыновья – Владимир и Алексей. Профессии Антонина не имела (учиться в войну некогда было), но природный ум позволил ей пройти путь от простой уборщицы до кассира пассажирского предприятия, а затем и до бухгалтера. Общежитие, комната, финский домик – чем лучше становились жилищные условия, тем больше Васильевых тянуло домой, где они хоть и бывали, но, учитывая двухнедельный в то время размер отпусков, половина которых уходила на дороги, редко и недолго. Братья Антонины Алексеевны звали их чуть подальше, в Ленинград, где сами обосновались, и Васильевы спустя пятнадцать лет всей семьёй переехали в молодой тогда, строящийся город Тихвин Ленинградской области, известный своим филиалом Кировского тракторного завода. Работа, дети, внуки – всё текло своим чередом, пока Александр Егорович не вышел на пенсию, когда супруги и сделали выбор в пользу родной деревни.

С осени, когда убран огород, до весны, Антонина Алексеевна каждый день, в любую погоду выходит на улицу в полдень и совершает четырёхкилометровые прогулки, которые, она считает, являются лекарством от многих болезней. А Александр Егорович встречает жену горячим чаем.

Казалось бы, Васильевы – простая рабочая семья, имеющая деревенские корни. Семья, для которой труд и совесть – не пустой звук. Так Антонину Алексеевну и Александра Егоровича воспитали родители, не бояться работы – учили они и своих сыновей. Но болит душа у наших героев за них: работящие, как отец и мать, дети не могут сегодня в Тихвине найти постоянную работу. Что будет дальше? Васильевы верят в лучшее, строят планы. А нам обидно. Обидно, что вернувшись в деревню, они застали разруху, какой не бывало и после войны. Обидно, что, не могут люди обрести заслуженную ими сполна достойную жизнь. Получать достойную пенсию, лечиться в лучших санаториях. Они не жалуются, нет. Как и многие другие старики. А те, кто принимает законы в нашей стране, к сожалению, этим пользуются.

М. ПЕТРОВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"