Юность, опалённая войной

22 июня – День памяти и скорби

И откуда брались силы?

«Мой отец погиб на войне, вернулись лишь дядя да его сын, – вспоминает жительница села Антоновское Антонина Петровна Шорникова. – Помню, я всю ночь проревела, когда узнала о Победе. Все тогда ликовали, но очень многие плакали». Старушке уже восемьдесят шесть, а те далёкие годы всё ещё живы в памяти и, видимо, не забудутся никогда.


Кого-то Великая Отечественная лишила детства, а из её жизни вычеркнула самые светлые юношеские годы. Шестнадцатилетней девчонкой встретила она известие о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Жила тогда в деревушке Костычёво, что за Красным Холмом, а как началась война, была отправлена под Осташков рыть окопы.

– Была там большая деревня Заплавье, – рассказывает Антонина Петровна, – много военных там жило. Высадили нас и отправили в лес – работать. Недалеко, всего километров пять. (Остаётся только удивляться выносливости старого поколения, если пройти такое расстояние пешком, а потом взяться за тяжёлую работу для них было в порядке вещей! – примечание автора.) Привели на поляну и сказали: «Стройте себе жилище».

Что представляло собой так называемое «жилище», которое девчонки и женщины обустраивали для того, чтоб переночевать? По сути дела – шалаш из берёзовых веток. На ветках же, брошенных на землю, они и спали.

– Ну, так вот, сделали мы себе шалаш, сидим на луговинке, разговариваем, – продолжает наша героиня. – И вдруг видим: самолёт завис над нами! Низко висит, но не стреляет почему-то, словно разглядывает нас. Я тогда впервые немецкий самолёт увидела. Мужчина военный, что сидел чуть поодаль, закричал: «Девчонки! Бегите – это ведь немец! Он каждый день сюда прилетает, он вас в плен возьмёт!» А мы сидим ни живы ни мертвы. Тут самолёт развернулся, к этому военному полетел и стрельбу открыл. Облетел два круга и скрылся.

В этот день Антонине Петровне и её военным спутницам предстояло копать противотанковый ров в два метра глубиной и в четыре шириной. Каждой дали по две «маханки», то есть дважды по два метра в длину. Шутка ли! А военные, что позже прибыли, стали обустраивать огневые точки. Чтобы их замаскировать, девушки приносили и сажали молодые деревца, мох, даже грибы-мухоморы сажали, чтоб всё как можно «натуральнее» выглядело.

Однажды утром обнаружили они, что из тех военных, что жили в лесу неподалёку, нет никого – ушли. А возле сарая, где эти военные ночевали, разбросано много листовок такого содержания: «Девушки и женщины! Переходите на нашу сторону…»

– Тут уж у каждой из нас, конечно, своя голова на плечах, – говорит Антонина Петровна, – кто-то остался в лесу, а мы семеро решили: надо уходить, иначе немцы придут и ничем хорошим это не закончится.

Собрались и пошли. Каким счастьем было для девчонок, два месяца проживших в лесу, не имевших возможности помыться как следует и спавших, в буквальном смысле слова, на голой земле, выйдя из леса, наткнуться на жильё, где их покормили и уложили спать по-человечески. Старушка и женщина средних лет, что приютили девушек, объяснили, в которую сторону им нужно идти дальше. До Бежецка добрались на поезде, прыгнув на последнюю платформу, а там уж Антонина Петровна подалась в деревню своей бабушки – в Антоновское.

– А потом всю войну – на лесозаготовках, – рассказывает старушка. – Наверное, хорошо, что мы с девчонками тогда решили бежать. Скорее всего, что тех, кто в лесу остался, немцы взяли в плен.

Вот и прошла перед нашими глазами за несколько минут вся военная судьба нашей землячки, рассказавшей обо всём так, словно было это пару дней назад. В каждой семье есть такие бабушки, своими воспоминаниями заставляющие нас задуматься. Слабые и немощные сейчас, полвека назад они были так сильны, что помогли своим мужьям, братьям, сыновьям сломить врага. Пока они живы, расспросите их…

М. ЮРЬЕВА

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"