Дети войны

Так быстро закончилось детство

Дети войны – поколение, которому пришлось пережить очень многое. Детства они не видели, очень быстро пришлось повзрослеть. Учиться было некогда, зато умели и лошадь, и быка запрячь. Работали наравне со взрослыми, помогая своим родителям приблизить Победу над врагом.

Семья Надежды Степановны Лебедевой, жительницы нашего посёлка, в тот год только перешла в новый дом, сложили печку – живи да радуйся. Но тут вмешалась война. Вспоминать Надежде Степановне о начале войны очень тяжело:

«Такой был день хороший. Под окном веселье, пляска, гармошка играет... Прибежал счетовод, попросил попить. Потом сообщил нам, что началась война. А так как отец был председателем колхоза, первым о войне узнали мы. Конечно же, я думала, что он обманывает нас. Но на следующий день приехали из сельсовета и принесли отцу повестку. Вместе с ним забрали ещё троих, а во время обеда ещё отправили несколько человек. И так каждый день – слёзы и проводы.

Всю дорогу, когда мы провожали отца на фронт, он нёс меня и сестру на руках и не хотел выпускать. Помню, что перед самым отъездом папа подарил мне красивый платок, до сих пор память об отце хранится у меня дома. Жили мы в Сандовском районе, в деревне Логаниха. Из нашей деревни вернулись домой человек пять, и те прожили не очень долго.

А мы так же, как и все дети, помогали взрослым. Пахали на быках. Бывало, на повороте с плугом не справишься, камень попадёт, поправишь и опять за плуг встаёшь. Кормить быков было нечем, одно сено давали. Работала с соседкой, бригадир хвалил нас. Каждый день счетовод вывешивал списки передовиков, и я была в передовиках.

В школу не давали ходить, отправляли на работу. А вечером развалим копны и балуемся – это единственное время, когда мы немного могли поиграть и отдохнуть. Ведь мы были совсем ещё маленькими. Но в то время не смотрели, маленький ты или большой, работали наравне со взрослыми.

Зимой было трудно. Нас отправляли «в подводы». Когда лошади наши околели от холода и голода, прислали нам «фронтовух», а они тоже были худющие. Мы на них молотили. А я маленькая, даже хомут сама не могла надеть, просто не достать было. Конечно, было очень тяжело, но нам некогда было даже думать об этом, брались за любую работу.

Летом я работала в подпасках. И вот в один прекрасный день, когда я была на поле, смотрю: бежит мама и что-то кричит и плачет. Так я узнала, что кончилась война. Пригнали коров домой, кто плачет, кто песни поёт. Все стали ждать своих отцов. А нам некого было ждать, нам сообщили, что папа погиб под Вязьмой. Хотя в душе всегда была надежда: вдруг живой».



Наша односельчанка Мария Захаровна Иванова хорошо помнит те дни, когда началась война.

«Мне было 10 лет, возраст самый хороший для игр, учёбы. Но пришёл в тот июньский день дежурный из сельсовета, и детство наше на этом закончилось, – рассказывает она. – Никогда не забуду, как он кричал: «Война, война». Сразу стали уходить мужчины. Запрягали лошадей и добровольцами уходили на фронт. Некоторым было приказано собраться в военкомате. Так и остались в деревне одни дети, женщины да старики.

Стариков сразу отправили копать окопы. Очень было страшно, когда над головами пролетали гружённые бомбами самолёты. Стоял очень громкий гул. Слышно было, как бомбили Бежецк. Я жила в Анникове, но даже на таком расстоянии были видны вспышки от бомбёжек. Ещё страшнее было, когда бомбили железную дорогу и составы в Красном Холме.

Вскоре стали приходить молодые ребята с войны, кто без рук, кто без ног. Очень тяжело было на них смотреть.

А нам пришлось работать. Косили, жали и пахали. Работала на молотилке, всё вручную делала. Перед школой, рано утром, нас собирали человек по 10-12 и отправляли на лён. Старики сушат, а мы околачиваем. А после работы – в школу.

Хотя какая там школа, учиться было некогда. Мама моя порядила меня в подпаски. Поля были все засеяны, надо было следить за скотом. Пастух гонит сзади, а я сбоку, на поле не пускаю коров. Не глядели, что маленькая была, приходилось всю взрослую работу делать.

Тяжело было с дровами, их просто не было. Приходилось выкорчёвывать пни. Ведь надо было для скотины воду греть. А для себя заготавливали дрова толщиной с кулачок, почти прутики. В общем, было тяжело».

Правильный CSS! Valid XHTML 1.0 Transitional

2009-2011, АНО "Редакция газеты "Молоковский край"